НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


stanleytermos.ru
RB2 Network

RB2 Network


НОВОСТИ



Выпуск № 171, приложение


Архив новостей.

    СЕГОДНЯ В ВЫПУСКЕ:

      1. Анекдот в тему.
      2. Америка за пределами Земли.
      3. Российская медицина выиграла "космическую гонку".
      4. Война с "Миром".
      5. Завоеватели космоса.
      6. Астероид пролетел мимо Земли.
      7. Станция "Мир" не хочет быть второй Муму.
      8. Земные виды на "космическую" прибыль.



АНЕКДОТ В ТЕМУ

          В своем интервью телекомпании CNN В.В.Путин заявил, что если США не освободят Павла Бородина, то Россия затопит станцию “Мир” не в Тихом океане, а в фонтане напротив Белого дома.

          "Комсомольская правда", 30 января 2001 года.





АМЕРИКА ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЗЕМЛИ.
Максимальное сочетание возможностей людей и машин - основа стратегии Соединенных Штатов в освоении внеземного пространства

          КОСМИЧЕСКАЯ программа Соединенных Штатов всегда вызывала повышенный интерес в Советском Союзе и традиционно продолжает вызывать в России. С одной стороны, это связано с несомненными достижениями США в области освоения и исследования космического пространства, а с другой - с тем духом соревнования, который в течение трех десятков лет являлся одной из основных движущих сил космических программ как нашей страны, так и Соединенных Штатов.
          Итак, что же намерены в ближайшие десятилетия делать в космосе США в условиях отсутствия "космической гонки" с Россией?
          Первое, что обращает на себя внимание, - намерение НАСА расширить освоение и исследование космоса с участием людей. Это полностью соответствует взглядам нынешнего президента Джорджа Буша-младшего. "Именно результаты космических исследований, полученные величайшими первопроходцами Америки - астронавтами, приносят наибольшую пользу американскому народу. Конечные результаты их деятельности не только лучше служат интересам налогоплательщиков, чьи средства сделали возможным изучение космоса, но в конечном счете повышают качество нашей жизни на Земле", - отметил президент.
          В соответствии с данной установкой НАСА "в течение последующих 25 лет должно достичь в космосе ряда глобальных стратегических целей, - заявили Джозеф Ротенберг, руководитель отдела космических полетов НАСА, а также Арнольд Никогосян, бывший глава отдела космической биологии и медицины этого агентства. - Мы также стремимся к тому, чтобы обеспечить лидирующее положение США в рамках международных усилий, направленных на установление постоянного присутствия человека за пределами Земли. Данное присутствие будет основано на инновационном подходе к освоению космоса, суть которого состоит в максимальном сочетании возможностей людей и машин".
          Подобный план, получивший рабочее название "Декадного", то есть рассчитанного на ближайшее десятилетие, будет реализовываться в рамках программы так называемого Пилотируемого исследования и освоения космоса (HEDS). Его осуществление предусматривает полеты экипажей в 2010-2012 гг. в точки либрации - места в пространстве, находясь в одном из которых, люди и аппараты будут испытывать на себе равновеликое воздействие гравитационных сил Земли и Луны, а в другом - Земли и Солнца. Одна из этих точек находится на прямой Земля-Луна на расстоянии 326 тыс. километров от Земли и 58 тыс. - от Луны. Другая расположена на прямой Земля-Солнце на расстоянии 1,5 млн. километров от Земли (или 1% расстояния до Солнца). План предусматривает размещение в этих местах новых космических телескопов, а также строительство заводов по производству оборудования для дальнейшего исследования Луны.
          Последнее преследует не только научные, но и вполне практические цели. Согласно стратегическому плану HEDS "полет на Луну поможет нам ответить на вопрос о перспективах коммерческого использования лунных ресурсов, а также о том, как мы сможем обеспечить всем необходимым людей в ходе освоения других планет".
          В целом НАСА планирует довести продолжительность пилотируемых полетов до 2 тыс. дней и более. В ходе подобных миссий астронавты достигнут точек пространства, располагающихся в районе двух астрономических единиц (а.е.) от Солнца. (Напомним, что одна а.е. - это расстояние от Солнца до Земли, и составляет она порядка 150 миллионов километров.)
          Полеты в пределах двух а.е. позволят людям добраться до области, находящейся между орбитами Земли и Юпитера. Именно там расположена основная масса астероидов Солнечной системы, одни из которых, по мнению авторов плана, "состоят из ценных минералов, а другие - из материалов, которые могут быть задействованы для изготовления ракетного топлива, космических конструкций или же использованы с коммерческими целями".
          Разумеется, НАСА намерено постепенно подойти к осуществлению столь амбициозной цели. Полеты продолжительностью 100 дней планируются на период 2006-2011 гг., 500-1000 - дней начиная с 2012 г. Что же касается 2000-дневных и более длительных миссий, то здесь НАСА не называет никакого конкретного срока, вынося их "за пределы долгосрочных планов".
          В целом агентство работает над осуществлением "Декадного плана" уже в течение почти двух лет. Административно-бюджетный отдел Белого дома выделяет на его предварительную проработку 5 млн. долл. в год. Цель данной деятельности - не выбрать один суперпроект, которому лишь останется быть одобренным президентом, а определить ряд "прорывных" вариантов освоения космоса вместе с технологиями, необходимыми для их осуществления. Ожидается, что исполнительная власть одобрит эти относительно недорогие варианты, которые затем станут "частями более масштабной картины" освоения внеземного пространства.
          Однако насколько подобные планы действительно близки к осуществлению? "Как руководитель НАСА, я не готов к тому, чтобы попросить хотя бы десять центов на марсианскую экспедицию до тех пор, пока мы не докажем, что у нас слова не расходятся с делами и мы действительно можем построить и эксплуатировать Международную космическую станцию (МКС)", - заявил Даниэль Голдин. По имеющимся прогнозам, сборка МКС должна быть завершена в 2006 году.
          Как полагает Джим Гарвин, ученый, работающий в рамках программы НАСА по исследованию Марса, МКС является важнейшей частью стратегических планов НАСА, ибо ее сооружение с точки зрения сложности и масштаба соразмерно осуществлению марсианской экспедиции. Вывод, который естественно следует из этого заключения, состоит в том, что Россия уже давно готова к реализации подобного проекта, ибо в течение 30 лет успешно строит и эксплуатирует многомодульные орбитальные станции.
          Для того чтобы добиться максимально широкой поддержки "Декадного плана" представителями разных направлений исследования космического пространства, НАСА нашло компромисс, объединивший практически непримиримых оппонентов - отдел космических полетов и отдел космических исследований. Оба относятся к структуре НАСА, но первый занимается пилотируемым освоением космоса, а второй - беспилотным. Компромисс заключается в том, что в точках либрации будут располагаться приборы для исследования космоса, такие, как, например, космические телескопы, но обслуживаться они будут людьми, находящимися вместе с ними.
          Незавершенная МКС - не единственная проблема на пути активизации Соединенными Штатами пилотируемого освоения космоса. Важнейшее условие осуществления широкомасштабных космических проектов, кстати, поддерживаемое президентом Бушем-младшим, - это резкое снижение стоимости доставки грузов в космос. В настоящее время оно составляет в среднем 22 тыс. долларов за килограмм на низкую орбиту на американских носителях одноразового использования и примерно в три раза больше - на "Шаттле". Цель агентства - уменьшить эти цифры в десять раз в течение ближайших десяти лет, что возможно лишь с введением в эксплуатацию новых носителей полностью многоразового использования типа Х-33. Машина данного класса отправится на орбиту не ранее 2003 года.
          Что касается исследования космоса автоматическими аппаратами, то НАСА запланировало по меньшей мере 7 полетов к Марсу в 2001-2014 гг. В их число войдут орбитальные и спускаемые аппараты, автоматические марсоходы, роботизированные самолеты и шары-зонды для исследования марсианской атмосферы и поверхности. Некоторые миссии будут осуществлены совместно с Италией и Францией. Возврат пробы грунта "Красной планеты" на Землю планируется на 2014 г.
          Кроме этого США намерены вывести на околоземную орбиту еще один космический телескоп "Кеплер" для поиска планетных систем вокруг других звезд, отправить один аппарат к Юпитеру для изучения внутренней структуры этой планеты, а другой - к двум крупнейшим астероидам Солнечной системы: Весте и Церере. Возможно, что в 2004 г. НАСА запустит автомат к самой отдаленной от Солнца планете - Плутону.
          На очереди также аппараты "Генезис", целью которого является изучение солнечного "ветра" (старт - 2001 г.); "Контур" (старт - 2002 г., встреча с двумя кометами с целью их изучения: в 2003 г. - с Энке, а в 2006 г. - Швассмана-Вахмана); "Проникающий удар" (старт - 2004 г., на 2005 г. запланировано столкновение отделившегося от аппарата полутонного медного конуса с кометой П/Темпель-1 на скорости 10 км/сек с целью изучения ее внутреннего строения); "Мессенджер" (старт - 2004 г., прибытие к самой близкой к Солнцу планете - Меркурию и начало исследования его с орбиты в 2008-2009 гг.). При этом, однако, агентство в ближайшее время не планирует никаких специальных полетов к двум ближайшим соседям Земли - Луне и Венере.

          Юрий КАРАШ.

          "Независимая газета", 24 января 2001 года.





РОССИЙСКАЯ МЕДИЦИНА ВЫИГРАЛА "КОСМИЧЕСКУЮ ГОНКУ".
Специалисты Института медико-биологических проблем считают, что человек может лететь на Марс

          ЕСЛИ в инженерно-технических аспектах проблемы освоения Луны большинство экспертов отдают пальму первенства Соединенным Штатам, то победа в медико-биологической сфере "космической гонки", выразившаяся в обеспечении постоянного пребывания человека в космосе, безусловно, осталась за Россией. Главным творцом этой победы стал расположенный в Москве Институт медико-биологических проблем (ИМБП).
          За 37 лет своего существования ИМБП разработал методику отбора и подготовки космонавтов, создания условий для работы и жизнедеятельности людей в космосе, а также их послеполетной реабилитации. Для этого используется не только опыт орбитальных полетов, но и уникальная стендовая и экспериментальная база института. Она включает в себя центрифугу, способную увеличить вес испытуемого или прибора в 30 раз, а также барокамеры, в которых можно "подняться" на высоту более 10 километров или "опуститься" на глубину 1900 метров.
          ИМБП проводит также беспрецедентные, длительностью до года и более, эксперименты по изоляции людей в гермообъектах. В ходе этих исследований испытуемые (среди которых есть и иностранные участники) находятся в специальных камерах, практически полностью изолирующих их от внешнего мира. Таким образом моделируются психо-физиологические условия космического полета.
          Ряд сотрудников института стали космонавтами. Среди них - Борис Егоров, первый врач на орбите, и Валерий Поляков, побывавший в самой длительной в истории космонавтики орбитальной "командировке" - 438 суток. А Борис Моруков совершил в прошлом году полет на "Шаттле".
          Важнейшее направление деятельности института - полеты автоматических космических лабораторий с животными на борту. С 1973 г. по настоящее время было совершено 11 таких полетов продолжительностью от 5 до 22 дней. Полученные результаты позволили лучше понять многие фундаментальные проблемы естествознания, в том числе биологическую роль гравитации.
          Специалисты ИМБП принимали участие в подготовке и проведении всех международных полетов на российских кораблях и станциях, начиная с "Союз-Аполлон" и заканчивая "Мир-Шаттл". Одно из основных направлений нынешней деятельности ИМБП - медико-биологическое обеспечение экипажей, работающих на Международной космической станции (МКС).
          Мировое признание ИМБП нашло свое отражение в количестве стран, сотрудничающих с институтом. Их более 30. Уникальность экспериментальной базы института и профессиональной подготовки его персонала привлекает многих зарубежных клиентов к размещению коммерческих заказов на проведение исследований в ИМБП. Среди них - представители Франции, Канады, Германии, США, Японии, Швейцарии и ряда других стран.
          Одна из главных целей деятельности ИМБП, по словам его директора, академика Российской академии наук и Российской академии медицинских наук Анатолия Григорьева, использовать достижения космической медицины в повседневной жизни. Именно поэтому немало внимания уделяет институт исследованию и обеспечению жизнедеятельности человека в экстремальных условиях существования, включая высокогорье, Северный и Южный полюса, а также зоны пустынь. ИМБП принимает также непосредственное участие в медицинском сопровождении подготовки спортсменов высшей квалификации к Олимпийским играм, чемпионатам мира, Европы по различным видам спорта, включая футбол, хоккей, греблю, шахматы, бобслей, велоспорт.
          Но стратегические планы института связаны прежде всего с обеспечением подготовки и проведения полета на Марс. "Можно констатировать тот факт, что именно благодаря космонавтике пополнились знания "земных" медиков о механизмах пространственной ориентации человека, вестибулярном аппарате, о биомеханике, метаболизме, сердечно-сосудистой и нервной системах, - подчеркивает Анатолий Григорьев. - В настоящее время не выявлено существенных изменений в организме человека, которые могли бы препятствовать дальнейшему планомерному увеличению продолжительности космических полетов и выполнению марсианской экспедиции".
          Отсюда - основные задачи ИМБП: максимальное обобщение медико-биологических результатов, полученных в длительных полетах, и создание на этой основе прогноза о возможных изменениях функций организма во время полета к Марсу, пребывания на его поверхности, возвращения на Землю и реадаптации к земной силе тяжести.

          Юрий КАРАШ.

          "Независимая газета", 24 января 2001 года.





ВОЙНА С "МИРОМ".
Международная космическая станция - это вершина глобального доминирования США

          В КОНЦЕ минувшего года на кафедре проектирования космической техники Московского авиационного института (МАИ) прошел семинар, посвященный дальнейшим перспективам российской орбитальной станции "Мир". Казалось бы, решение о затоплении станции, какие могут быть у нее перспективы - испариться, пройдя через плотные слои атмосферы, а то, что не испарится, - сгинет в пучине мирового океана. "Мир" передает эстафету Международной космической станции (МКС).
          Однако спорадические безапелляционные выступления отдельных представителей российской аэрокосмической элиты последнего полугодия, очевидное навязывание одного из альтернативных решений, не всегда точное обращение с фактами - не способ научного убеждения.
          Как относиться к заявлению о пятнадцатилетней наработке ресурса станцией "Мир", если комплекс из шести конструктивно подобных модулей монтировался десять лет и последний - "Природа" - введен в работу в 1996 году, а ряд приборов не выработал и четверти ресурса?
          Как можно говорить о некомпетентности анализа состояния станции, проведенного специально посланной для этого 28-й основной экспедицией, подтвердившей работоспособность "Мира"?
          Стоит ли пугаться и пугать мир несанкционированным сходом станции с орбиты, если специалисты знают, что аналогичные события происходили неоднократно и без последствий (три советские орбитальные станции "Салют", американская "Скайлэб" массой 80 тонн, аппарат "Марс-96" с разгонной ступенью)?
          Наконец, может ли стать МКС панацеей для российской космонавтики, если через семь лет, когда станция, возможно, будет создана, наш сегмент в ней буквально повторит параметры "Мира" (по массе, объемам, мощности)?
          "Мир" - непосильная в финансовом отношении ноша для России? Его предполагается затопить, в частности, из-за того, что правительство не выполнило пункт бюджета 2000 года о выделении 1,5 млрд. руб. на пилотируемое обслуживание. Но на российский модуль МКС планируется истратить в 2001 году уже 2,7 млрд. руб. бюджетных и 2,0 млрд. руб. дополнительных средств. Это больше, чем весь годовой бюджет российской космонавтики. В дальнейшем затраты будут расти в геометрической прогрессии.
          Вывод очевиден: уничтожая "Мир" мы как минимум на десять лет выбираем режим "голодного пайка" для отечественной космонавтики. И все это - ради эфемерного престижа участия в чужой и во многом чуждой нам космической программе.
          Система МКС проектируется более десяти лет, пережив этапы, когда планировалось создать орбитальные станции, сначала - "Фридом", потом - "Альфа"; сначала как американская, затем с привлечением Европы и России. Наш вклад - двадцатилетний опыт "Салютов" (1971-1991 гг.) и пятнадцатилетний - "Мира" (с 20 февраля 1986 г. по настоящее время), 438-суточный полет В.В. Полякова (его общий космический стаж - 679 суток), 19 тыс. научных экспериментов, более 80 стыковок с челночными автоматическими и пилотируемыми кораблями обслуживания, почти сотня космонавтов из двенадцати стран. Это жестокий опыт и ошибок, и утрат. Теперь на долгий период нам уготована роль статистов: мы обеспечиваем жизнедеятельность, а эксперименты российского модуля согласовываются с американцами, причем наш научный комплекс пока лишь в проекте.
          Систематически американские политики от техники испытывают наших космических стратегов на прочность, выдвигая перспективные с их точки зрения сценарии развития, к которым открыто или исподволь они толкают и нас. В некотором роде это ответ на программные разработки Сергея Павловича Королева, задававшего тон, тематику и темпы американской космонавтике в 60-е годы.
          После триумфальной лунной программы "Аполло" (в том числе с целью сохранения научного и человеческого потенциала космической отрасли) американцы последовательно пропагандировали создание мощных орбитальных энергостанций, системы стратегической оборонной инициативы (СОИ), транспортной системы "Шаттл", проекта масштабной марсианской экспедиции.
          Орбитальные энергостанции остались на бумаге ввиду отсутствия орбитальных потребителей и непреодолимых проблем сброса энергии на наземные потребители. СОИ оказалась технико-экономическим блефом.
          В полной мере мы воспользовались "даром данайцев", имитируя "Шаттл" в программах "Энергия-Буран", затратив 12 лет и 15 млрд. долл. на сложнейшую систему, поднявшуюся над Землей лишь однажды. Этим мы проиллюстрировали наш высочайший научно-технический потенциал и такую же политическую и экономическую близорукость. Остается надеяться, что МКС не будет в ряду подобных "подвигов".
          Программа грандиозна не только по масштабам затрат (примерно 100 млрд. долл. - втрое дороже американской лунной программы). Это три объединенные станции "Мир" (по массе, мощности и объему герметических отсеков). При ее создании только грузопоток на орбиту в течение семи лет, обеспечиваемый в основном 37 пусками американских "Шаттлов", обойдется в 10-12 млрд. долл. Очевидно, о загрузке американской космической промышленности можно не волноваться.
          Вместе с тем в научном плане МКС не предполагает качественного скачка. Построенная на технологиях наших "Салютов", "Мира" и "Скайлэба" МКС в американской научной программе повторяет проводившиеся уже астрономические исследования, зондирование Земли с разрешением в десятки сантиметров, технологии в вакууме и невесомости, медико-биологические исследования.
          МКС - это вершина программы глобального и космического доминирования США - технического, политического, военного и морального.
          Конструктивно МКС не следует идеальной стратегии, формируемой в результате почти 30-летней эксплуатации "Салютов" и "Мира":
          - МКС гравитационно и аэродинамически неустойчива, ее свободная полимодульная компоновка, разнесенные солнечные батареи требуют постоянного управления ориентацией, а 30-80 г аэродинамического сопротивления требуют постоянной энергетической подпитки;
          - станция не использует новые механические, аэродинамические технологии, плазменные двигатели маневрирования, что делает ее при обеспечении жизнедеятельности неоправданно дорогой;
          - свободная компоновка автономных национальных модулей, частичное дублирование их функций понижают интегральную надежность системы, усложняют комплексную эксплуатацию, сводят внешнее обслуживание к дорогим выходам космонавтов в открытый космос;
          - свободная программа работы (в отличие от циклического "вахтового метода" с переменным дежурным и пиковым составом экипажа и накоплением энергетики жизнеобеспечения) увеличивает количество челночных операций;
          - создание однородных "комфортных" условий жизнедеятельности во всех обитаемых модулях, включая те, которые могут быть только периодически посещаемыми, имеющими пожаро- и биологически безопасную атмосферу, приводит к дополнительному удорожанию обслуживания;
          - не развита субспутниковая периферия станции (МКС - это крейсер без "москитного флота" сопровождения), не предусмотрено координации с системами глобальной связи, наблюдения, дистанционного зондирования Земли, что преобразовало бы ее информационно-организующий центр планеты Земля;
          - чрезмерно дорогим представляется челночное обслуживание станции пилотируемым "Шаттлом", которое втрое дороже применения автоматических систем.
          Очевидно, вопрос о "Мире" - это вопрос социальной и технической политики, вопрос безопасности государства. Он может быть решен на законодательном уровне на базе научно-технической концепции развития России, для которой утрата "Мира", всего обслуживающего сектора и миллионного коллектива его сферы, может оказаться разрушительной еще до рождения. Следует попытаться отойти от стереотипов - искать альтернативу затоплению. И она существует:
          - двух-трехлетнее сохранение станции в дежурном режиме с госбюджетным финансированием с целью разработки общей космической концепции с достойным представлением в ней "Мира" или его вариаций;
          - сохранение части станции, наиболее ценного оборудования с их консервацией и последующим использованием;
          - официальное государственное обращение к европейским странам, третьему миру, персонально к Китаю, Индии и другим государствам с предложением о сотрудничестве.
          Осуществляя эту программу в целях формирования реальной стратегии российской космонавтики в кооперации с МКС или вне ее, следует представить образ чисто российской станции, доступной нашему бюджету (в 5-6% стоимости МКС).
          В случае принятия решения о полном или частичном затоплении станции следует сформировать научно-экспериментальную программу этой процедуры (поэлементный спуск, использование аэродинамических технологий и т.п.) с тем, чтобы такая технология стала доступной в последующих программах.
          Со времен академика Королева только нестандартные решения глобальных космических проблем обеспечивали России авангардные позиции. Будем верны себе.

          Геннадий МАЛЫШЕВ.

          "Независимая газета", 24 января 2001 года.





ЗАВОЕВАТЕЛИ КОСМОСА.
Ракетные двигатели проходят испытания в Подмосковье

          В 2000 году в России начались испытания кислородно-водородного блока для индийской ракеты GSLV. Работы проходят в НИИ химического машиностроения, одном из головных предприятий ракетной отрасли России, расположенном в Сергиевом Посаде.
          Индийская космическая программа, в отличие от национальных программ многих других стран, направлена на решение внутренних задач. Международные проекты, броские политические лозунги Индию не волнуют. Ее цель - сугубо практические приложения. Основатель индийской космонавтики Викрам Сарабхаи делает упор на спутники связи, навигации, метеорологии, дистанционного зондирования Земли.
          Индия вступила в космический клуб в 70-х годах. За минувшее время Индия - и это является предметом особой национальной гордости - вывела на орбиту несколько спутниковых систем связи, которые позволяют принимать теле- и радиопередачи практически по всей стране и тем самым решать задачи просвещения в самых отдаленных районах: объем образовательных программ - около 100 часов в неделю. В настоящий момент в Индии построено уже около 8500 терминалов для приема и трансляции космического сигнала.
          В последнее десятилетие Индия поставила задачу создать собственный ракетный криогенный двигатель. Сегодня лишь США, Россия, Франция, Япония и Китай владеют этой технологией. (Однако Россия, имея такие двигатели, не применяет их на своих ракетах.)
          Программа началась во второй половине 1980-х годов. Вскоре стало ясно, что в ближайшем будущем Индии вряд ли удастся создать такую двигательную установку: отсутствовал опыт конструирования криогенных двигателей, не было индустриальной базы. Работы с жидким водородом стали возможны лишь в 1992 году, когда в Махендрагири с американской помощью был построен завод по сжижению ракетного топлива. Однако попытка испытать такой двигатель в июле 1993 года закончилась неудачей.
          Тогда Индия объявила тендер, в котором приняли участие США, Франция и Россия. Условия, предложенные Россией, были самыми выгодными. Оказавшись вне игры, американцы ввели в бой "тяжелую артиллерию". Государственный департамент объявил, что Россия, передавая партнеру двигатели, нарушает режим нераспространения ракетных технологий. США грозили санкциями, а в России к тому моменту произошли политические изменения. Бороться за контракт, который начинался еще во времена СССР, лидерам не хотелось. В итоге в августе 1993 года контракт превратился в договор на поставку водородных блоков - ключевых элементов для нового двигателя.
          Индия не пала духом и возобновила собственные разработки. Сейчас в центре испытания жидкостных двигателей в Тривандруме ведутся огневые прожиги полноразмерных индийских кислородно-водородных двигателей. При скромном космическом бюджете Индия потратила на свой криогенный проект в 20 раз меньше, чем Япония.
          Криогенный двигатель не подходит для межбаллистических ракет. Утверждения Пентагона, что Индия предполагает использовать эти двигатели в военных целях, лишены оснований. Недавно страна запустила на орбиту три спутника на одном носителе. США разразились обвинениями в том, что Индия отрабатывает технологию разделения боеголовок для межбаллистических ракет. При этом забывается о том, что Китай и Япония уже давно запускают по нескольку спутников на одной ракете.
          Для военных целей лучше подходят твердотопливные двигатели. И здесь Индия добилась немалого, разработав ракету Agni-2, способную нести ядерный боезаряд в 1 тысячу килограммов на расстояние 2 тысячи километров. Самые большие после американских твердотопливные двигатели применялись именно в Индии на ракете PSLV. Лишь в 1996 году французы превзошли эти показатели на "Ариане-5". Твердотопливные двигатели - достижение исключительно индийских специалистов. Кстати, ракета PSLV выполнила единственные индийские коммерческие заказы и вывела на орбиту маленькие спутники для Кореи и Германии.
          * * *
          * Кстати
          В последние годы Индия уделяет большое внимание созданию собственной космической разведки. Это связано с тем, что страна старается обрести статус ядерной державы, для чего необходимы системы наведения высокоточных ракет. Это невозможно без военно-космической разведки с разрешением выше 1 метра. В 2001 году будет запущен спутник Cartosat-1 c разрешающей способностью 2,5 метра. А в 2003 году ожидается запуск аппарата Cartosat-2A, который позволит рассматривать из космоса объекты размером всего в 0,5 метра, что соответствует лучшим мировым стандартам.

          Сергей ЛЕСКОВ

          "Известия", 26 января 2001 года.





АСТЕРОИД ПРОЛЕТЕЛ МИМО ЗЕМЛИ

          Два дня назад мимо нашей планеты промчался астероид, который, к счастью, не нарушил покоя землян. Этот космический "бродяга" был открыт в декабре прошлого года и получил название Asteroid 2000 YF29. Поперечный размер космического странника составляет около 400 м, а дистанция минимального сближения превышает расстояние между Землей и Луной всего в 7,2 раза. По космическим масштабам - совсем близко пролетел каменный гость.
          Геологическая летопись, растягивающаяся на миллиарды лет, обеспечивает вполне достаточные доказательства столкновения нашей планеты с астероидами, напоминанием о которых осталось более двухсот крупных воронок на земной поверхности. Считается, что наиболее известное столкновение привело к гибели динозавров около 65 млн. лет назад. Уже совсем недавно, по геологическим масштабам времени, в Землю врезался железный астероид, который образовал большую воронку в Аризоне около 50 тыс. лет тому назад. В 1908 году маленький, скалистый астероид или кусок кометы, известный под названием Тунгусского метеорита, взорвался в Сибири, испепелив деревья в округе.
          В 1996 году, всего за четыре дня до возможного столкновения, был обнаружен астероид, пролетевший в 280 тыс. милях от Земли. Столкновение, если бы таковое произошло, могло сопровождаться взрывом с выделением энергии в диапазоне от 5 тыс. до 12 тыс. мегатонн. Причина позднего обнаружения такого объекта заключается в системах детектирования, которые не приспособлены для всеохватывающего сканирования небесной сферы.
          В этой связи удивляет равнодушное отношение мировой общественности к возможности затопления орбитальной станции "Мир", которая могла бы исполнять функции впередсмотрящего и предупреждать землян о возможной опасности. Вместе с создаваемой Международной космической станцией они могли бы стать "очками" планеты Земля, чтобы та не наткнулась на очередной камешек. По стечению обстоятельств как раз в день максимального сближения Земли с астероидом 2000 YF29 отправился в полет грузовой "Прогресс" с двумя тоннами горючего, предназначенными для затопления российского орбитального комплекса "Мир".

          Леонид ШИРШОВ

          “Независимая газета”, 27 января 2001 года.





СТАНЦИЯ “МИР” НЕ ХОЧЕТ БЫТЬ ВТОРОЙ МУМУ.
В субботу мы в последний раз смогли поглядеть на знаменитый орбитальный комплекс

          “Прогресс” приближался к станции медленно, осторожно, будто крадучись. Оно и понятно - операция-то ювелирная: штанга семитонного корабля должна попасть в мишень люка размером в несколько десятков сантиметров. Я же, глядя за движением грузовика, не мог избавиться от ощущения, что наблюдаю за скорбным путем космического катафалка.
          Думаю, такие же чувства испытывали и десятки других людей, собравшихся на балконе главного зала Центра управления полетами. Большинство из них были седоголовы. “Мир” - их детище и их судьба. Почти двадцать лет жизни было отдано на проектирование, а потом на поддержание жизни этого удивительного 130-тонного сооружения.
          И вот камера грузовика в последний раз передает на Землю картинку “Мира”. Больше видеорепортажей со станции не будет никогда. Сам свод с орбиты пройдет без телесопровождения - камерам на борту показывать уже нечего. А спутника, который бы снимал “Мир” со стороны, у нас нет.
          Вот фары высвечивают раскинувшиеся, словно крылья большущей птицы, солнечные батареи, замершие внимательные антенны и озорно блестящий срез люка. Станция смиренно готовится принять корабль с запасом топлива, необходимого для ее уничтожения. Она очень долго прожила с людьми и, похоже, сама стала предметом одушевленным.
          Почти весь январь на борту были сбои - то падало напряжение в электросети, то не проходили команды с Земли. И тогда президент корпорации “Энергия” - альма-матер “Мира” - Юрий Семенов невесело заметил:
          - Станция сопротивляется затоплению.
          А грузовик с топливом, нужным для того, чтобы спихнуть с орбиты тяжеленный комплекс и направить его навстречу опаляющей атмосфере, в ЦУПе уже прозвали “Герасим”. Герасим, судьба которого - утопить Муму-“Мир”.
          Лобный свой день станция встретила с достоинством. У управленцев не было ни одного замечания к поведению комплекса. “Прогресс” точно по расписанию вошел в стыковочный узел. Его телекамера уперлась в перекрестье мишени, похожее на крест. Большой крест на “Мире”. Это последние кадры, которые передали со знаменитой российской станции.

          Александр МИЛКУС

          “Комсомольская правда”, 30 января 2001 года.





ЗЕМНЫЕ ВИДЫ НА "КОСМИЧЕСКУЮ" ПРИБЫЛЬ

          Единое научное пространство постепенно обретает конкретные черты. Одним из совместных проектов явилась разработанная по инициативе российской стороны и утвержденная в конце 1998 года Исполкомом Союза двух государств программа "Космос Беларусь - Россия" ("Космос БР").
          Космические исследования не случайно стали белорусско-российским научным приоритетом. Во времена СССР все республики в той или иной мере участвовали в космических исследованиях. В Белоруссии был создан мощный научно-производственный комплекс, успешно работавший на космос. Здесь создавались уникальные наземные программно-технические системы по обработке поступавшей со спутников информации, устройства для измерения и коррекции траектории летательных аппаратов.
          О разрешающей способности сделанной в республике оптики в свое время ходили легенды. Был такой забавный эпизод. Зачастил как-то в Беларусь глава знаменитой европейской оптической фирмы, все допытывался: "Правда ли, что с советских спутников можно разглядеть номер автомашины на Земле?" "Что вы, - ответили ему, - это уже вчерашний день. Нас уже интересует марка сигарет, которые курит ее водитель"...
          Перестройка внесла существенные коррективы в эти планы. С распадом Советского Союза по космическим исследованиям был нанесен серьезный удар: прекратилось централизованное финансирование, прервались годами складывавшиеся научные и производственные связи. Тем не менее в Беларуси, никогда не претендовавшей на запуск собственного спутника, исследования продолжались. В начале 90-х была разработана республиканская программа по космосу, которую курировал совет при Совмине. Некогда сугубо секретные отечественные программно-технические комплексы нашли применение в народном хозяйстве. Одним из постперестроечных достижений белорусских ученых стала оптика со сверхвысоким разрешением, позволяющим "разглядеть" из космоса ежели не пачку сигарет в руках водителя, то людей в кузове машины точно.
          Впрочем, по нынешним временам и это уже не суперточность. В России готовится к запуску спутник, который сможет четко "увидеть", скажем, не только нюансы городской застройки, но даже люки инженерных коммуникаций и линии электропередачи. Аппаратно-программные комплексы для обработки поступающей с него информации разрабатывают в рамках программы "Космос БР" и белорусские специалисты.
          - Меня часто спрашивают, зачем, мол, небольшому государству дорогостоящие исследования в области космоса? - говорит генеральный директор научно-исследовательского объединения "Кибернетика" Вячеслав Танаев. С белорусской стороны НИО "Кибернетика" является головной организацией программы.
          Конечно, проще всего перепрофилировать "космическое производство", допустим, на выпуск кастрюль. Только разве ж это по-хозяйски? Да ведь среди бывших "ящиков" есть предприятия не то что XXI - XXII века! В рамках космических программ создаются высокие технологии, которые затем переходят в массовое производство и без которых на мировом рынке уже сегодня делать нечего. Космические исследования - такая же составляющая независимости страны, как и оборона. Это не ширпотреб, затраты на них не дают быстрой отдачи, но откажись мы от этого - результат может оказаться весьма плачевным.
          Чего лукавить, для белорусских ученых программа "Космос БР" - реальная возможность и себя показать, и к другим получше присмотреться. Кроме того, разработка и использование космических средств и технологий получения, обработки и отображения космической информации, а именно такова основная задача программы - имеет не только научное, но и вполне прикладное значение. Взять хотя бы солнечные батареи. Современные слишком громоздки, к тому же через 3-5 лет эксплуатации в условиях космоса выходят из строя либо значительно теряют ресурс. Мировую проблему повышения КПД и срока эксплуатации солнечных батарей до 7-10 лет в рамках "Космос БР" пытаются решить два академических института - электроники, физики твердого тела и полупроводников, а также два вуза - Белгосуниверситет и Белорусская государственная политехническая академия. Результаты, несомненно, позволят сделать более эффективной работу аналогичных устройств и на Земле.
          Еще одно направление программы - спутниковая навигация. Уже ведутся работы по оснащению проходящих через Беларусь транспортных коридоров навигационными приборами, позволяющими контролировать ситуацию на дорогах. Еще более крупномасштабным проектом является формирование единой для двух стран системы приема спутниковой информации. Сейчас в республике на базе научно-инженерного предприятия "Геоинформационные системы" НИО "Кибернетика" создается станция обработки космической информации, в ближайшем будущем здесь приступят к детальному мониторингу территории Беларуси. Некоторый опыт подобного мониторинга у наших специалистов уже имеется. Информация, полученная ими с американского спутника NОАА минувшим летом, помогла обнаружить и своевременно ликвидировать ряд торфяных и лесных пожаров. Мне продемонстрировали, как космический снимок превращается на экране компьютера в карту леса, где отчетливо видно, что деревья начинают усыхать. А вот - разноцветный "взгляд сверху" на сельхозугодья под Минском. По нему можно оценить состояние почвы после уборки урожая: на какие участки нужно вносить удобрения, а где не стоит, чтоб не переборщить. Что и говорить, впечатляет. А если учесть, что мировой рынок технологий по приему и обработке космической информации ежегодно увеличивается на 25-30 процентов, думается, не останутся без внимания и белорусские разработки.
          Наши ученые разрабатывают и совершенно новое направление в науке - пытаются прогнозировать приближение землетрясения по свечению в верхних слоях атмосферы и намерены поставить спектрозональную камеру для таких прогнозов на международную космическую станцию.
          Между тем предложений, которые могли бы войти в программу, раз в 10-20 больше. К примеру, в белорусском НПО "Центр" создают уникальные стенды для проверки на вибростойкость объектов весом в десятки тонн. В академическом Институте тепло- и массообмена не только разрабатывают теплозащитные покрытия для космических аппаратов, но и проверяют, как они себя будут "чувствовать", скажем, в реальной атмосфере Марса или Венеры...
          В общем, у совместных космических исследований хорошие перспективы. Курирует программу Национальный совет по космосу, в который входят представители всех заинтересованных республиканских министерств и ведомств. Интерес к разработкам белорусских ученых проявляет не только Россия, но и Китай, Индия, Сирия. И все же исполнительный директор "Космос БР" Аркадий Кравцов о перспективах говорит достаточно осторожно:
          - Сегодня на эту программу работают 15 белорусских предприятий. Увы, при всем желании мы пока не можем расширить ее рамки. Все упирается в деньги. До "черного вторника" программа стоила 70 млн. российских рублей: 40 млн. - вклад России, 30 млн. - Беларуси. Это было небольшое, но обнадеживающее начало. Потом рубль рухнул, "космические" деньги не индексировались. Что касается белорусских исследований, то профинансированы они только на 40 процентов. Приходится задействовать собственные ресурсы, зарабатывать, выполняя зарубежные контракты, чтобы не потерять то, что уже наработано научными коллективами. Что вселяет надежду? Понимание, которое мы находим в Администрации Президента Беларуси, правительстве, парламенте.

          Галина ТОРОПЕЦКАЯ

          “Российская газета”, ? января 2001 года.





Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2012. Энциклопедия "Космонавтика". Последние космические новости.
Последнее обновление 31.12.2012.