НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Песок кварцевый, щебень, крошка гранитная, крошка мраморная и др. материалы
istrastroy.net
RB2 Network

RB2 Network


Публикации

     Александр Железняков

   ЧЕРНЫЙ ДЕНЬ РОССИЙСКОЙ КОСМОНАВТИКИ


    Самый длинный день 2005 года, 21 июня, войдет в историю, как очередной “черный день” российской космонавтики. Были предприняты две попытки запуска космических аппаратов и обе закончились авариями. Неприятные инциденты отделяют друг от друга менее 19 часов.

    НЕПРИЯТНОСТИ ОДНОГО ДНЯ

    В последние годы каждый новый пуск космических ракет-носителей привлекает к себе повышенное внимание. Это не означает, что у человечества неожиданно возродилась былая страсть к освоению космоса. Просто старты стали ныне событием довольно редким, поэтому и следят за ними почти с таким же благоговением, как делали это на заре космической эры. Хотя еще относительно недавно спутники запускали едва ли не через день. Всего две цифры: в 1984 году во всем мире состоялось 129 пусков космических носителей, в 2004 году – только 54 старта.
    О пусках, запланированных на 21 июня 2005 года, было известно заранее. Основной интерес проявлялся, к тому из них, в ходе которого в космос должен был быть выведен космический аппарат Cosmos-1, более известный широкой публике как “солнечный парус”. Его разработку вели российские специалисты, но деньги давали американцы. К тому же, запустить Cosmos-1 предполагали с борта атомной подводной лодки. Так что интерес был вполне закономерен.
    Но и запуск военного спутника связи, с чего предполагалось начать тот день, не был позабыт. Сотрудники многих информационных агентств были “вынуждены” провести бессонную ночь, чтобы не пропустить момент старта. И они были за это “вознаграждены” – несколько часов все сообщения о старте шли на ленте новостей с пометкой “молния.
    События того дня начались на рассвете. В 4 часа 49 минут по московскому времени с космодрома “Плесецк” боевыми расчетами Космических войск России был произведен пуск ракеты-носителя “Молния-М” со спутником типа “Молния-3К”, которому предстояло обеспечить связь на территории нашей страны в интересах Министерства обороны и гражданских пользователей. Такие “изделия” относятся к аппаратам двойного назначения.
    До 298-й секунды полет проходил нормально, а потом возникли проблемы – с борта спутника стала поступать телеметрическая информация об аномальной работе одного из двигателей. Пока в центре управления полетом пытались понять, что случилось, связь с ракетой прекратилась вовсе. Чуть позднее поступили сообщения, что обломки носителя и спутника упали где-то в Уватском районе Тюменской области. Их потом там и нашли. Тут же была создана аварийная комиссия, которая приступила к изучению всех обстоятельств летного происшествия. А военная прокуратура возбудила уголовное дело по статье 351 (“Нарушение правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов”).
    Как впоследствии удалось выяснить, авария произошла при разделении второй и третьей ступеней. Что именно случилось – заклинило замок, не сработал пиропатрон, не прошла команда на отделение – выяснить практически невозможно. В выводах комиссии, когда она завершит свою работу, будет указана наиболее вероятная причина отказа. Но это совсем не означает, что на самом деле всё было именно так, а не как-нибудь иначе. Пока комиссия не выдаст “на гора” плоды своей работы, все пуски ракет-носителей этого типа приостановлены.
    Весь день специалисты, да и иная публика, бурно обсуждали обстоятельства происшедшей аварии и пытались оценить её последствия. В основном это касалось перспектив отечественной космонавтики и других “философских” аспектов. К счастью, в этот раз не пришлось говорить о возможном ущербе для природной среды – “Молния-М” летает на экологически чистом топливе, керосине и кислороде, которое полностью сгорают. Так что тюменская тайга вроде бы не должна была пострадать.
    Еще не успели утихнуть страсти вокруг потери военного спутника, как случилась новая ракетная катастрофа. В 23 часа 46 минут по московскому времени с борта российской атомной подводной лодки К-496 “Борисоглебск”, находившейся в погруженном положении в акватории Баренцева моря, был осуществлен пуск конверсионной ракеты-носителя “Волна”, которой предстояло вывести на орбиту “солнечный парус” – результат совместной работы российских и американских специалистов.
    Первые сообщения о состоявшемся старте внушали оптимизм и надежду на то, что “снаряд дважды не упадет в одну и ту же воронку”. Однако, очень быстро возникло чувство тревоги. Минуты шли одна за другой, а из Главного штаба российского флота, отвечавшего за запуск, не поступало никаких сообщений. Когда задержка в поступлении информации стала “неприличной”, появились данные о каких-то проблемах со спутником – наземные станции слежения не смогли зафиксировать сигналы от космического аппарата. Потом стали говорить о неполадках на самой ракете. К середине ночи стало известно абсолютно точно, что и этот запуск закончился аварией.
    Но лишь на следующее утро пришло подтверждение от моряков, что виновата именно ракета, а ни что иное. По данным телеметрии удалось установить, что на 83-й секунде полета было зафиксировано преждевременное отключение двигателей первой ступени ракеты и она упала вместе с космическим аппаратом, вероятно, в районе Новой Земли. Как и в случае аварии “Молнии-М”, для расследования причин падения “Волны” была создана аварийная комиссия. Пуски и этого типа носителя были временно приостановлены.
    Правда, американское “Планетарное общество“, профинансировавшее создание “солнечного паруса”, еще долго не могло смириться с его потерей. Утром 22 июня представитель этой организации Брюс Мюррей сообщил, что аппарат все-таки вышел на орбиту и его “слабый голос”, якобы, слышали наземные станции в России, США, Чехии и в Австралии. По его словам, мы “еще могли увидеть его через несколько дней, когда автоматика должна была развернуть огромные лепестки паруса”. В подобный исход так хотелось верить, что все космические интернет-сайты немедленно процитировали высказывание Мюррея и поместили его на своих первых страницах. Но большинство специалистов, знающих характеристики “Волны”, весьма скептически отнеслось к словам Мюррея – за 83 секунды полета аппарат не мог обрести скорость, которая позволила бы ему выйти на околоземную орбиту.
    Искали Cosmos-1 весь день, но, как и следовало этого ожидать, найти не смогли. Лишь на исходе 22 июня “Планетарное общество” официально признало факт потери аппарата, тем самым, окончательно подтвердив, что накануне у российской космонавтики был поистине “черный день”.
    А теперь несколько слов о “страдальцах”.

    “МОЛНИЯ-М”

    Ракета-носитель “Молния-М”, первая потеря того дня, считалась, да и продолжает считаться, одним из самых надежных космических носителей. Всего было проведено 318 пусков, из которых только 11 были аварийными. Надежность - 96,54 %. Причем, до 21 июня 2005 года 37 лет (!) эксплуатации были безаварийными. В мировой космонавтике это значительная редкость.
    Космический носитель “Молния” создали в конце 1950-х годов на основе знаменитой Р-7, которая вывела на орбиту первый спутник. Когда возникла необходимость в запуске космических аппаратов в сторону Венеры и Марса, в ОКБ-1 решили не заниматься разработкой новой ракеты, а добавили на “семерку” пару ступеней. Так появился носитель, который через много лет стали именовать “Молния”.
    Первые пуски ракеты по суборбитальной траектории, без выхода на орбиту искусственного спутника Земли, состоялись в январе 1960 года и были успешными. А вот с запусками космических аппаратов на первых порах нередко возникали проблемы. Так, в октябре 1960 года авариями завершились две первые попытки запуска автоматических межпланетных станций в сторону Марса. В последующие два года были еще так называемые частично-успешные пуски, когда полезная нагрузка достигала околоземной орбиты, но из-за проблем с разгонными блоками не удавалось запустить станции в сторону Венеры или Марса. Но события при этом происходили уже в космосе, так что претензий к ракете не было, и в аварийную статистику эти инциденты входят по “другой статье”.
    А через пару лет встал вопрос о носителе, который, кроме межпланетных трасс, мог обеспечить вывод спутников и на вытянутые эллиптические орбиты. Этого требовали нужды системы связи, которую в те годы разрабатывали в Советском Союзе. Так появился носитель “Молния-М” – модифицированный вариант “Молнии”. Его первый пуск, состоявшийся 19 февраля 1964 года, так же был аварийным, но потом дело наладилось и, как я уже написал, с 1968 года наступил долгий “безаварийный этап” для “Молний”.
    Однако, по большому счету, это была чистая случайность, что все складывалось так благополучно для этого варианта “семерки”. Другие представители этого семейства – “Восход”, “Восток”, “Союз” – в эти же годы взрывались неоднократно. А вот “Молниям” везло.

    “ВОЛНА”

    Второй носитель, которому 21 июня “не повезло”, был создан в Государственном ракетном центре “КБ имени академика Макеева” (г. Миасс, Челябинская область) и представляет собой конверсионный вариант двухступенчатой баллистической ракеты для подводных лодок РСМ-50 (по классификации НАТО – SS-N-18). Конверсионная ракета отличается от базовой модели наличием дополнительного твердотопливного двигателя, обеспечивающего вывод небольших космических аппаратов на околоземную орбиту. Ракета выполнена по “уплотненной” схеме с “утопленными” в баках двигательными установками. Ее длина – 14 метров, диаметр – 1,8 метра, стартовая масса – 35 тонн. В качестве “стартовой площадки” используются атомные подводные лодки ВМФ России класса “Кальмар”.
    Началом использования “Волны” в мирных целях считается пуск в 1995 году по суборбитальной траектории в направлении полуострова Камчатка (полигон Кура). Полезной нагрузкой при этом стал модуль германского Бременского университета для проведения научных и прикладных исследований в условиях невесомости. Тот полет прошел с большим количеством проблем и его никак нельзя считать успешным, хотя разработчики постарались сгладить неприятное впечатление и неоднократно уверяли, что удалось получить “ценную информацию”. Однако, аппаратура была потеряна и положительные результаты ограничиваются только тем, что пришло по радиоканалам в ходе миссии.
    Второй старт “Волны” состоялся в 2001 году. Тогда впервые пускали “солнечный парус”. Размещенный в головной части ракеты космический аппарат был двойником Cosmos-1. Правда, в том полете его выход на орбиту не планировался. Предполагалось, что во время полета по суборбитальной траектории аппарат будет отделен от носителя, а затем развернет свои лепестки. Бортовая телекамера должна была заснять процесс раскрытия, а на Земле все это его должны были увидеть на экранах телевизоров. После выполнения своей задачи “солнечный парус” должен был сгореть в земной атмосфере. Тот полет завершился полной неудачей – парус не отделился от носителя и сгорел вместе с ракетой. До раскрытия лепестков дело не дошло.
    Спустя год, который ушел на переделку системы отделения, состоялся новый пуск “Волны”. На этот раз предполагалось испытать надувную систему спасения космических аппаратов “Демонстратор-2”, разработанную в центре Бабакина. Эта универсальная система, которую намерены использовать и для возвращения спутников на Землю, и для мягкой посадки автоматических станций на другие планеты, и для спасения людей при техногенных катастрофах. Да, и для этого тоже. Последняя задача была сформулирована вскоре после событий 11 сентября 2001 года, когда тысячи людей оказались в ловушке в башнях Всемирного торгового центра. По словам разработчиков, их надувная система позволяет человеку выпрыгивать с верхних этажей зданий и обеспечивает ему “мягкое приземление”. Несмотря на простоту использования, пока заказами на подобные средства спасения научно-исследовательский центр имени Бабакина не избалован.
    Но вернемся к полету 2002 года. Те доработки, которые были проведены, “позволили” во время рейса “Демонстратора-2” отделить его от носителя. Казалось бы, все прошло благополучно. Ан, нет. Помните строки из детского стишка “ищут пожарные, ищет милиция”. Все произошло почти как у классика. Долго искали “Демонстратор-2” на Камчатке, но найти так и не смогли. Что с ним случилось, не знает никто. Он просто исчез. Оптимисты полагают, что из-за малых размеров надувной баллон затерялся в сопках Камчатки. А пессимисты и реалисты считают, что он сгорел в плотных слоях атмосферы и от него не осталось даже маленького фрагмента. Короче говоря, и этот полет надо внести в перечень неудачных.
    Итак, три пуска по суборбитальной траектории и три неудачи. По большому счету, испытания следовало бы продолжить, но решили, что все изменится, когда “Волну” будут пускать сразу в космос. Что из этого вышло, я уже рассказал.
    Дальнейшая судьба “Волны” вызывает серьезные опасения. По крайней мере, в плане коммерческого использования этого носителя. Мало найдется желающих испытывать судьбу после стольких неудач, когда множество других операторов пусковых услуг готовы вывести грузы на околоземную орбиту.

    “ПАРНЫЕ АВАРИИ”

    Аварии двух ракет-носителей в течение 24 часов – явление хотя и редкое, но не уникальное для космонавтики. То, что случилось 21 июня нынешнего года, стало восьмой “парной” аварией в летописи космической эры. Один раз “черный день” выпадал на долю американцев, трижды – на нашу долю. Еще четыре раза катастрофы, хотя и происходили в течение суток, но “доставались” разным странам.

    26 апреля 1963 г.

    Авариями завершились запуски с Базы ВВС США “Ванденберг” в Калифорнии ракет-носителей “Скаут” с военным экспериментальным спутником Р35-4 и “Тор-Аджена-D” с разведывательным спутником КН-5А-9055А.

    17 мая 1966 г.

    Попытки запуска ракеты-носителя "Восход" со спутником-фоторазведчиком типа "Зенит-4" из Плесецка и ракеты-носителя “Атлас-Аджена-D” со спутником TDA-5 (мишень для пилотируемого корабля “Джемини-9”) с мыса Канаверал оказались неудачными. Интервал между пусками составил 4 часа 15 минут.

    27 сентября 1967 г.

    Аварийно прошли пуски ракеты-носителя "Космос-3М" с габаритно-весовым макетом военного спутника типа "Циклон" из Плесецка и ракеты-носителя "Протон-К" с лунным кораблем Л-1 с Байконура.

    2-3 июля 1969 г.

    Аварией закончилась 2 июля попытка запуска с австралийского космодрома Вумера европейской ракеты-носителя “Европа-1” с технологическим спутником STV-2 на борту. Такой же итог ждал и запущенную 3 июля с космодрома Байконур ракету-носитель Н-1 с лунным кораблем Л-1С. Интервал между пусками составил 21,5 час.

    5 марта 1971 г.

    Две аварии произошли в Советском Союзе с интервалом чуть более семи часов. Стартовавшая из Плесецка ракета-носитель "Восход" не смогла вывести на орбиту спутник-фоторазведчик типа "Зенит-2М". Вскоре ее “примеру” последовала запущенная из Капустина Яра ракета-носитель "Космос-2", которая должна была вывести в космос военно-исследовательский спутник типа ДС-П1-Ю.

    4-5 декабря 1971 г.

    Две аварии произошли в западном полушарии нашей планеты с интервалом менее чем 18 часов. Сначала не удалось запустить с мыса Канаверал ракету-носитель “Атлас-Аджена-D” с разведывательным спутником AFP-827, а потом потерпела аварию французская ракета-носитель “Диамант-В”, стартовавшая с космодрома Куру во Французской Гвиане.

    26 июня 1973 г.

    Неудачными оказались пуски ракет-носителей "Космос-3М" (11К65М) с разведывательным спутником типа "Целина-О" из Плесецка и “Титан-24В” с разведывательным спутником КН-8-39 с Базы ВВС США "Ванденберг".

    После этого 32 года “парных” аварий космических носителей не фиксировалось, и была надежда, что их больше не будет. Все-таки в последнее время космическая техника стала “чуть-чуть” надежней. Оказалось, что мы слишком рано радовались.

    И все-таки наступит время, когда “черные дни” для российской космонавтики закончатся. Пусть это только надежда, но в нее так хочется верить.

    ("Секретные материалы", № 15, июль 2005 г.).



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2002. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 06.10.2002.