НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


RB2 Network

RB2 Network

Для вас со скидками spirovent на выгодных условиях.
Публикации

     Александр Железняков

   КОМЕТНЫЙ БОМБАРДИРОВЩИК


    На рассвете 4 июля 2005 года американский космический аппарат подверг мощной бомбардировке ядро кометы Темпеля-1. Небесное тело получило серьезные повреждения. Не надо пугаться – это не акт межпланетной агрессии. И даже не подготовка к “звездным войнам”. Речь идет, всего-навсего, о научном эксперименте, который осуществили специалисты НАСА.

    ГЛУБОКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

    Вечером 12 января нынешнего года с мыса Канаверал стартовал межпланетный космический аппарат “Дип Импакт” (Deep Impact – глубокое воздействие), который тут же окрестили “кометным бомбардировщиком”. Сделано это было не зря, так как это название очень точно отражает способ изучения кометного вещества, который был избран американскими специалистами: аппарат “выстрелил” по ядру кометы тяжелым медным “снарядом”, а выброшенное вещество было исследовано аппаратурой станции.
    Конструктивно аппарат массой 973 года состоял из двух частей, пролетной ступени и отделяемого модуля. Пролетная ступень несла на себе обычные для межпланетных аппаратов приборы и научное оборудование. Единственным существенным отличием от “стандартного набора” инструментов являлось наличие системы противометеоритной защиты. Перед входом во внутреннюю часть кометы аппарат был приведен во вращение, что позволило обеспечить максимальную защиту служебных систем и научного оборудования.
    Да, и еще одна особенность. На борту ступени были установлены и российские научные приборы, созданные специалистами Института теплофизики экстремальных состояний и Института проблем химической физики Российской академии наук. Увы, но сейчас межпланетное пространство мы можем изучать только с помощью зарубежных партнеров, которые “позволяют” устанавливать наше оборудование на своих космических аппаратах. Последняя отечественная межпланетная станция “бороздила” просторы Солнечной системы в конце 1980-х годов. А когда полетит следующая, одному Богу известно.
    Отделяемый модуль имел диаметр 1,1 метра, длину 0,8 метра и массу 372 килограмма. Приблизительно треть массы приходилась собственно на “снаряд”, расположенный в передней части аппарата. Он был изготовлен из медных пластин и имел выпуклую полусферическую форму. В качестве материала медь была выбрана по той причине, что это позволяло свести к минимуму возможные искажения спектра ядра кометы после столкновения.
    “Атака” на комету началась ровно за сутки до запланированного “рандеву”, когда от пролетной ступени был отделен медный “снаряд”. На следующий день он “поразил” небесное тело, “оставив” на ней неизгладимый след.
    Дату “глубокого воздействия” американцы выбрали совсем не случайно. На 4 июля приходится один из самых любимых в США праздников – День независимости, сопровождающийся, обычно, красочными фейерверками. Поэтому и было решено в обычный сценарий ввести новшество – “космический фейерверк”, который могли наблюдать все желающие невооруженным глазом. Кроме того, за столкновением наблюдали более 40 обсерваторий мира, в том числе и те, которые находятся на околоземной орбите (“Хаббл”, “Чандра”, “Спитцер”, “Ньютон” и другие).
    Надо признать, что зрелище получилось действительно захватывающее. После того, как “снаряд” ударил по поверхности ядра кометы Темпеля-1 и “вырыл” на ней воронку с футбольное поле, в космическое пространство взметнулся огромный столб пыли, состоящей из того, было до поры до времени скрыто в толще “ледяной глыбы”. Первые фотографии последствий столкновения уже распространены НАСА и их можно увидеть в интернете.
    Приборы пролетной ступени “Дип импакта” также отработали нормально и передали на Землю огромное количество данных, которые, будем надеяться, приоткроют, наконец, тайну происхождения Солнечной системы. И, может быть, раскроют секрет возникновения жизни на нашей планете. Одна из теорий гласит, что семена жизни были занесены на Землю именно кометами. Правда, на то, чтобы получить ответы на эти животрепещущие вопросы потребуется немало времени. Предварительные данные будут получены через несколько месяцев, а точные подробные – не раньше 2006 года. Но их стоит подождать. Тем более, что мы уже ищем ответы на все эти вопросы уже сотни лет. Так что лишний год “погоды не сделает”.

    ИСК К КОСМИЧЕСКОМУ ВЕДОМСТВУ

    В ту минуту, когда в миллионах километрах от Земли проходил уникальный космический эксперимент, в Пресненском суде Москвы началось очередное заседание по иску российского астролога Марины Бай к американскому аэрокосмическому ведомству. Этот не имеющий аналогов в российской юриспруденции судебный процесс был начат вскоре после старта “Дип импакта”. Узнав о предстоящей “бомбардировке” кометы Темпеля-1, Марина Бай потребовала запретить НАСА проводить исследования, мотивируя свою просьбу тем, что данные действия агентства посягают на систему ее духовных и жизненных ценностей, а также на природную жизнь космоса, что нарушает естественный баланс сил во Вселенной. Астролог также потребовала от НАСА выплатить ей компенсацию за моральный ущерб, оценив его в 8,7 миллиарда рублей. Бай также высказала опасение, что после столкновения с космическим аппаратом комета изменит свою орбиту и упадет на Землю.
    Сначала Пресненский суд отказал в рассмотрении иска, сославшись на то, что он неподсуден российской юстиции. Но адвокаты Марины Бай опротестовали это решение и подали кассационную жалобу в Мосгорсуд. В ходе слушаний представитель истицы Александр Молохов заявил, что Пресненский суд своим отказом в принятии к рассмотрению иска нарушил право на судебную защиту его доверительницы. В то же время он отметил, что в России на территории посольства США находится филиал НАСА. Молохов подчеркнул, что это является территорией России, в связи с чем, также подсудно российскому суду.
    Мосгорсуд был вынужден отменить решение суда низшей инстанции и направил дело на новое расследование. Пресненский суд “поступил” мудро, назначив свое заседание на тот момент, когда то действие, которое требовала запретить Марина Бай, уже свершилось.
    Вероятнее всего, это дело будет иметь продолжение. Когда Пресненский суд все-таки примет решение, а будет это не скоро, вряд ли вердикт удовлетворит истца. Адвокаты Бай снова подадут жалобу в Мосгорсуд. Потом обратятся в Верховный суд России. Потом предпримут еще какие-то действия. Но что-либо изменить уже не удастся, эксперимент состоялся и уже стал достоянием космической летописи. Поэтому кроме личной рекламы астролога эта судебная тяжба никаких последствий иметь не будет.
    А вот российские специалисты, которые и сами приняли участие в эксперименте американских коллег, никакого дискомфорта не испытали. Отвечая на опасения Бай по поводу возможного падения кометы Темпеля-1 на Землю, академик РАЕН Николай Бочкарев, например, заявил, что “столкновение у комет бывает и с обыкновенными метеоритами, а их орбиты меняются скорее от притяжения других тел, чем от “глубокого воздействия”. Далее ученый сказал: "Другой вопрос, что если бы там было установлено какое-нибудь взрывное устройство. Если бы такое было, в отношении кометы Темпеля, которая заведомо не должна попадать на Землю, то это было бы неэтично и против этого надо было бы протестовать очень активно. И это было бы прямое нарушение международных правил".
    Над иском Марины Бай можно было много иронизировать, если бы не одно “но”. Этот иск первый в нашей стране, связанный с событиями, происходящими в глубинах космоса. Но вот станет ли он последним? Боюсь, что нет. И, возможно, последующие судебные разбирательства будут еще “оригинальнее”.

    ПРОЕКТ “ИКАР”

    А теперь хотелось бы коснуться еще одного аспекта состоявшегося “рандеву” межпланетного зонда “Дип импакт” и кометы Темпеля-1. Кроме научных данных, которые были получены в результате “глубокого воздействия” на небесное тело, эксперимент имел и практическое значение. Причем, с прицелом на будущее. Правда, на какое, далекое или близкое, сказать сложно. Но это уже зависит не от нас.
    Не секрет, что просторы Солнечной системы бороздят огромное количество относительно небольших, естественно, по космическим меркам, “небесных камушков”, многие из которых могут столкнуться с Землей. Что произойдет вслед за этим, можно только гадать. Но перспективы не радуют. Хотя бы потому, что, согласно одной из гипотез, именно столкновение нашей планеты с астероидом диаметром десять километров, случившееся сотни миллионов лет назад, стало причиной гибели динозавров. Поэтому человечество уже сейчас задумывается над тем, как отвести угрозу из космоса, дабы не повторить судьбу доисторических гигантов. Например, изучается возможность изменения траектории полета летящего к нашей планете небесного тела. Столкновение “Дип импакта” с кометой – лишь один маленький шаг в этом направлении.
    Ведутся и другие работы. Были и есть иные проекты, предлагающие решения, как отвести астероидную и кометную опасность от человечества. В основном они рассчитаны на технологии грядущих времен. Но был в истории космонавтики и вполне реалистичный проект, который мог бы состояться, если бы “звезды расположились иначе”.
    В середине 1960-х годов в средствах массовой информации бурно обсуждался вопрос возможного столкновения Земли с астероидом Икар. И хотя очень скоро стало ясно, что в тот раз Армагеддон не состоится, группа аспирантов Массачусетского технологического института разработала схему уничтожения этой малой планеты. Базировалась эта схема на том технологическом уровне, который имелся, поэтому и могла быть в крайнем случае реализована. Проект получил название “Икар”, по названию астероида.
    С Землей Икар сближается каждые 19 лет. Диаметр астероида около 1,5 километров. Его удар о земную поверхность был бы сравним со взрывом ядерного заряда в 500 тысяч мегатонн. Это 33 тысячи “Хиросим”. В этом случае катастрофа имела бы планетарный характер, погубив миллионы людей и сделав зоной сплошных разрушений тысячи квадратных километров вокруг места падения. Могла бы наступить и “ядерная зима”, которая длилась бы годами. Встреча, ставшая поводом для работ, должно было состояться в 1968 году.
    В преддверии этого свидания профессор института Пол Сэндорфф предложил своим аспирантам в рамках курсового проекта решить следующую проблему. “Представьте себе, – сказал он, – что траектория полета Икара окажется таковой, что он обязательно должен столкнуться с нашей планетой. До глобальной катастрофы остается 15 месяцев. Как остановить Икар?”.
    Выданное профессором задание с восторгом было встречено будущими инженерами и они незамедлительно взялись за дело. Надо отметить, что в те годы многие сотрудники Массачусетского технологического института были вовлечены в работы по программе “Аполлон”. Информация об этом была открыта для всех, в том числе и для аспирантов и студентов, поэтому они были в курсе того, что делалось по лунной программе. Естественно, что всё это наложило определенный отпечаток на проект “Икар”.
    Как в любом другом конструкторском коллективе, участники работ разбились на несколько творческих групп, скажем так, “по интересам”. Кто-то из аспирантов занимался баллистическими расчетами, кто-то определял потребные технические средства. Были сформированы группы связи, управления, которым предстояло не только выбрать необходимое оборудование, но и разработать алгоритмы его работы в условиях реального межпланетного полета.
    Так как практически сразу пришли к единому мнению, что остановить астероид можно только с помощью ядерного заряда, в коллективе появилась группа, которая должна была сделать выбор типа атомной бомбы. Никаких ограничений на выбор не накладывалось, поэтому аспиранты занимались изучением всех существовавших на тот момент ядерных зарядов. Причем, не только американских.
    На первом этапе было просмотрено и просчитано несколько вариантов возможных действий. Сразу стало ясно, что для гарантированного уничтожения астероида необходимо взорвать бомбу мощностью в 1000 мегатонн. В те годы человечество не располагало ядерными зарядами такой мощности. К счастью, нет их и сейчас. Но это тема другого разговора.
    Создать заряд такой мощности за отведенные месяцы работы также не представлялось возможным, а доставить несколько бомб меньшей мощности было проблематично, учитывая, что их детонация должна была бы произойти одновременно. Иначе, малейший разброс во времени привел бы к тому, что уже первый взрыв уничтожил бы все остальные боеголовки, еще только приближающиеся к астероиду. К тому же в арсенале американской армии имелись заряды мощностью не более 25 мегатонн. Простой арифметический подсчет показывал, что при таком варианте потребуется 40 бомб такой мощности, что делало проект явно нереальным. Но более мощного заряда в арсенале американских военно-воздушных сил не было, поэтому и остановились на нем. Правда, решили немного “умерить” свой пыл и “сбить” Икар менее мощным зарядом. Ну а вдруг повезет и всё получится!
    Правда, в какой-то момент мелькнула мысль “привлечь” к работам Советский Союз, который за несколько лет до этого взорвал бомбу мощностью 58 мегатонн. Это устройство, сдетонировавшее утром 30 октября 1961 года над ядерным полигоном на Новой Земле, является самым мощным в истории человечества. Недаром в литературе его частенько называют “Царь-бомбой”. Разработано оно было под руководством академика Андрея Сахарова и номинальная мощность составляла 100 мегатонн. Но взрывать “на полную силу” бомбу не решились.
    В конце концов, от сотрудничества с Советским Союзом авторы проекта “Икар” “решили” отказаться. Во-первых, по политическим мотивам, а, во-вторых, из-за отсутствия точных тактико-технических характеристик советского заряда (масса, габариты и прочее). Могло так случиться, что эта бомба оказалась бы тяжелее, чем допустимо. На самом деле так и было. Так что интуитивно американцы поступили правильно.
    По расчетам “группы баллистиков” самым оптимальным вариантом реализации задуманного проекта виделось поражение астероида Икар в ноябре 1967 года, когда он проходил бы афелий своей орбиты. И по энергетике это было самое приемлемое решение, да и мощности направленных бомб могло бы хватить, если бы повезло, и все они достигли цели. Однако, в этом случае первые старты к астероиду должны были состояться уже весной того же года. Естественно, это было невозможно по срокам. Да и ни одну из существовавших тогда ракет нельзя было применить для доставки ядерного заряда к Икару, а ракета-носитель “Сатурн-5”, на которую ориентировались проектанты, ещё даже не совершила своего первого испытательного рейса. Вместе с тем, расчеты показали, что другого пути, кроме как доставить мощный заряд к Икару по кратчайшей траектории, не существовало.
    Среди рассматриваемых вариантов был и такой. Во время двух пусков ракеты- носителя "Сатурн-5" на околоземную орбиту выводились две заправленные топливом ступени "Сатурн-4B". Они должны были сблизиться и состыковаться с модифицированным кораблем "Аполлон", вывод которого на орбиту предполагалось осуществить с помощью ракеты-носителя "Титан-3". На корабле должны были быть размещены ядерные заряды достаточной мощности. Старт в сторону Икара предполагалось произвести с помощью ступеней "Сатурн-4B".
    Правда, на пути реализации этого варианта стояло немало трудностей. Так, например, ступень "Сатурн-4B" не была предназначена для орбитального хранения более шести часов. Кроме того, практически на пустом месте предполагалось построить космический корабль. Да и операции по стыковке больших аппаратов в космосе еще не были достаточно хорошо отработаны. Да и корабль “Аполлон” еще ни разу не летал в космос.
    В конце концов, после долгих и мучительных размышлений, проектанты выбрали вариант, который и известен в настоящее время как окончательный вариант проекта "Икар". Это был не самый оптимальный по энергетике, но более реалистичный по срокам вариант.
    Было решено взять шесть носителей типа "Сатурн-5", провести минимальные доработки и оснастить каждую из них ядерными зарядами. Затем все шесть ракет должны были стартовать в сторону Икара. Первый запуск мог бы состояться в апреле 1968 года, а пять последующих с интервалом в две недели.
    Фактически корабль "Икар" состоял бы из приборно-агрегатного отсека и модуля полезного груза корабля "Аполлон". Вместо кабины экипажа должен был быть установлен алюминиевый конус, содержащий несколько жизненно важных для космического аппарата систем. Вес корабля должен был быть сведен к минимуму, чтобы разместить на его борту возможно больший ядерный заряд – 18-тонную авиационную бомбу, оснащенный антенной с фазированной решеткой для слежения и сближения с Икаром.
    Всего реализация проекта "Икар" требовала применения девяти ракет "Сатурн-5", причем три из них должны были совершить испытательные полеты. График производства ракет, существовавший в то время в американском аэрокосмическом агентстве, предусматривал производство к апрелю 1968 года шести ракет. Так что, если бы проект пришлось бы реализовывать не только на бумаге, но и в жизни, производство носителей пришлось бы интенсифицировать. Что, и это надо отметить, было реально – мощности американской промышленности позволяли это сделать.
    В дополнение к запуску девяти "Сатурн-5", проект предусматривал пуски пяти ракет "Атлас-Аджена", несущих модифицированные варианты межпланетных зондов типа "Маринер". Эти зонды, получившие обозначение IMS (Intercept Monitoring Satellite – спутник контроля перехвата), должны были обеспечить подрыв всех шести ядерных зарядов в четко рассчитанные сроки. Предполагалось, что подрыв будет происходить последовательно, причем каждый последующий заряд будет уничтожать то, что останется от астероида при предыдущем взрыве.
    Первый IMS должен был стартовать в феврале 1968 года. После короткого нахождения на околоземной орбите, он должен был отправиться в сторону Икара и “ждать” в его окрестностях прибытия ракет с ядерными зарядами. Заключительные этапы полет ракет (приблизительно три часа до столкновения) должны были проходить по целеуказаниям, которые поступали бы от IMS-ов. Оттуда же должны были поступить сигналы и на детонацию зарядов.
    Проект "Икар" никогда формально не рассматривался и никогда не принимался правительством США. Также не проводилась и независимая экспертиза, которая могла бы сказать, насколько предложенный вариант “спасения мира” был реалистичен. Поэтому он так и остался курсовой работой, сделанной студентами по заданию своего педагога. Но это была великолепная работа.
    Рассказывая о судебных дрязгах, об ушедшем в историю проекте “Икар”, мы как-то забыли о комете Темпеля-1. А ней-то что случилось после “бомбардировки”? А ничего особенного. “Ледяная глыба” продолжает свой полет по просторам Вселенной, даже не обратив внимание на “глубокое воздействие”.

    ("Секретные материалы", № 16, август 2005 г.).



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2002. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 06.10.2002.