НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Строительство и отделка домов. Эксклюзивные предложения
stroytechservis.ru
RB2 Network

RB2 Network


Публикации

     Александр Железняков

   ЭКСКУРСИЯ ПОД ПРИЦЕЛОМ КГБ


    На космодроме Байконур можно услышать легенду, связанную с приездом на полигон летом 1966 года президента Франции Шарля де Голля. Говорят, что, когда гостю продемонстрировали пуски советских межконтинентальных баллистических ракет, он спросил: “Это правда, что такие же ракеты нацелены на Париж?”. “Нацелены туда, где базируются войска и штабы наших потенциальных противников”, - без дипломатических уловок ответил Леонид Брежнев. Вернувшись на родину, де Голль тут же объявил о выходе Франции из НАТО и переносе штаб-квартиры альянса из Парижа в Брюссель.

    На самом деле, все происходило в обратной последовательности. О выходе из состава блока французский президент объявил еще весной. И лишь после этого направился в СССР, где ему и показали нашу мощь, “убедив” легендарного генерала в “правильности” принятого им решения.

    ОПЕРАЦИЯ “СОКРЫТИЕ”

    Операцию по встрече в СССР президента Франции Шарля де Голля, которая была проведена в первой половине 1966 года под руководством Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР (КГБ), можно считать одним из самых успешных спецмероприятий, осуществленных в нашей стране в годы “холодной войны”. Ее итогом стало существенное улучшение взаимоотношений с одной из крупнейших стран Европы. А также изменение баланса сил на мировой арене. В первую очередь, на “европейском театре военных действий”, где чаша весов резко качнулась в сторону стран – участниц Варшавского Договора. Об отрицательных аспектах визита – новый этап гонки обычных и тактических ядерных вооружений – сегодня не вспоминают, предпочитая “качаться на волнах” тогдашнего дипломатического успеха, без охвата взором всей картины происшедшего “в пространстве и времени”.
    Операцию окрестили “Пальмой” и задумывали как комплекс мероприятий, связанных с предстоящим визитом. Гостя, который незадолго до этого объявил о выходе Франции из военной организации блока НАТО, хотели “порадовать” таким вещами, которые до него никто и никогда (из иностранцев, естественно) не видел. Среди обширной программы значились: посещение ряда “закрытых” институтов в новосибирском Академгородке; посещение секретного 5-го Научно-исследовательского испытательного полигона (полигон Тюра-Там, ныне широко известный как космодром Байконур); демонстрационные пуски межконтинентальных баллистических ракет и многое другое. Де Голль должен был увидеть мощь советской державы, но, в то же время, не узнать о той цене, которую приходилось за наши успехи платить. Кроме того, он не должен был узнать ничего лишнего. Только то, что хозяева сами готовы были ему продемонстрировать.
    В связи с этим хочу напомнить еще одну байку, которую датируют временами подготовки к визиту. Предложение о посещении Тюра-Тама исходило от тогдашнего председателя Совета Министров СССР Алексея Косыгина. Идея очень понравилась Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу, но с тревогой была воспринята министром обороны СССР Родионом Малиновским. Последний спросил Брежнева: “Мы что, собираемся открывать наш ракетный полигон и все показать французам?”. Но Генсек как будто и не слышал вопроса министра обороны. Улыбнулся и сказал: “Алексей Николаевич прав – надо показать де Голлю нашу технику. А ты Родион (Малиновский – А.Ж.), вместе с Громыко (министр иностранных дел СССР – А.Ж.) и Семичастный (председатель КГБ – А.Ж.) организуйте дело так, чтобы не было утечки лишней информации”.
    Может быть, этот разговор одна из многих легенд, но последующие события развивались именно в том направлении, как это сформулировал Леонид Брежнев в своей реплике.

    ПОЧЕМУ “ПАЛЬМА”?

    Но прежде, чем рассказать о сути операции, а также о событиях, которые при этом происходили, хочу коснуться вопроса названия. Почему все-таки “Пальма”, а не что-то другое? Существуют две версии относительно происхождения этого довольно странного названия операции.
    По одной из них, так ее нарекли, чтобы отличить от комплекса мероприятий, которые проводили на полигоне Тюра-Там в 1964 году во время посещения партийно-правительственной делегацией во главе с тогдашним первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Тогда также загодя готовились к приезду и все, что при этом делалось, окрестили “Операция ”Кедр”. Так как посещение полигона должно было стать ключевым элементом поездки де Голля по Советскому Союзу, то спустя два года “древесную тему” решили продолжить, но операции дать название не отечественного растения, а заморского, произрастающего на юге Франции. Хотя пальмы растут и у нас, на черноморском побережье Кавказа. А в те годы и Крым был нашей территорией. Но все равно пальма у большинства ассоциируются с экзотическими деревьями жарких и далеких стран. А для нас привычней другие названия – береза, клен, липа. Особенно последнее. Его можно писать и в кавычках, как название, и без них. Суть происходящего все равно останется одинаковым – “липа” она и есть липа.
    Вторая версия звучит правдоподобней и требует небольшого экскурса в историю. Как известно, летом 1945 года в Германии, в Потсдаме, прошла конференция руководителей держав-победительниц, на которой решались вопросы послевоенного переустройства мира. Ее считают самым большим внешнеполитическим успехом Сталина. В обмен на согласие СССР участвовать в войне против Японии наша страна получила Восточную Пруссию, Южный Сахалин, Курильские острова. Были удовлетворены практически все требования, касавшиеся компенсации ущерба, нанесенного Советскому Союзу немцами. Удалось добиться расширения территории Польши на запад, компенсировав, таким образом, отобранные у нее в 1939 году Западные Украину и Белоруссию.
    Для Сталина было очень важным провести конференцию в только что взятом Красной Армией "логове врага". Это обеспечивало ему значительное моральное превосходство над партнерами по переговорам. Но сделать это в полностью разрушенном Берлине было невозможно. Было и множество других факторов, которые осложняли подготовку встречи “большой тройки” и могли сдвинуть сроки ее проведения. Но Сталин не собирался долго ждать. Организация конференции была поручена Лаврентию Берии и осуществлялась строго в соответствии с планом операции “Пальма”, родившейся в недрах НКВД.
    Меньше чем за месяц удалось сделать казалось бы невозможное: было восстановлено железнодорожное сообщение между Москвой и Берлином, чтобы по нему мог проследовать поезд “товарища Сталина”, причем 828 километров колеи было “перешито” по советским стандартам; в районе проведения конференции были расчищены дороги и восстановлены мосты; были отремонтированы и пущены электростанции в Потсдаме, где во дворце кронпринца должны были проходить заседания, и в Бабельсберге, где должны были поселиться члены делегаций; были восстановлены аэродромы Кладов и Дальгов; были созданы "необходимые запасы живности, дичи, гастрономических, бакалейных, фруктовых, кондитерских изделий и напитков"; были открыты три фермы – животноводческая, птицеводческая и овощная; начались поставки свежей рыбы. Это, так сказать, “материальная” сторона вопроса. Кроме того, был проведен целый комплекс мероприятий по обеспечению безопасности участников конференции, а также было сделано все возможное, чтобы “американцы и англичане увидели и услышали только то, что им надлежало было увидеть и услышать”. Для проведения заключительного этапа операции “Пальма” в район Потсдама были переброшены семь полков НКВД и полторы тысячи самых опытных оперативников.
    Все прошло как нельзя лучше. Наиболее отличившиеся участники операции “Пальма” были представлены к наградам "за успешное выполнение специального задания правительства". Всего был награжден 2851 человек. Не исключено, что кто-то из участников событий 1945 года двадцать лет спустя был привлечен к планированию новой операции. Поэтому и название ей дали точно такое же, как и тогда.
    Общее руководство операцией “Пальма” образца 1966 года было возложено на председателя КГБ Владимира Семичастного. За “ракетную часть” отвечал Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) Маршал Советского Союза Николай Крылов. Были ответственные и за другие “участки работы”.
    План операции состоял из нескольких разделов.
    Первый можно назвать “организационным”. В этом разделе был детально “прописан” весь маршрут поездки де Голля и сопровождавших его лиц, определены все “достижения” советской науки и техники, которые должны были быть показаны, оговорены все встречи французского лидера, как официальные, так и “случайные”, распланирован распорядок дня французов и тех, кому предстояло с ними работать. И многое другое, касавшееся вопросов снабжения и обеспечения.
    Вторым значился “коммунальный” раздел. Он был самым объемным по содержанию и самым сложным по исполнению. В этом разделе предусматривалось “приведение в соответствующий вид всех объектов, намеченных к посещению в ходе визита президента Франции”. Это значило, что предстояло отремонтировать все дороги, по которым проедет де Голль. Конечно, выбором маршрута занималось КГБ. Но дороги-то у нас в стране, что тогда, что сейчас, оставляют желать лучшего. Поэтому, как не выбирай, ремонтировать все равно придется. Также необходимо было отремонтировать все здания, которые могли увидеть французы из окон своих автомобилей.
    Третий раздел был посвящен вопросам недопущения утечки секретных сведений. Так как предстояло “работать на грани”, то есть возить делегацию по секретным объектам и показывать некоторые государственные тайны, предстояло провести комплекс мероприятий, чтобы даже случайно в поле зрения не попало то, что не хотелось показывать.
    Были еще разделы, касавшиеся возможности сбора разведывательной информации в стане французской делегации. Например, об установке в местах проживания французов скрытых средств наблюдения. Или о возможности вербовки членов делегации. Ну и некоторые другие специфические вопросы. Но об этом как-нибудь в другой раз.

    СЕКРЕТНЫЙ ПРИКАЗ

    А теперь давайте перенесемся на Тюра-Там и узнаем, как там готовились к встрече президента Франции. Еще весной начальник полигона генерал-майор Алексей Курушин получил из Москвы приказ, который предписывал проведение комплекса мер по подготовке к приему на вверенном ему секретном объекте иностранных гостей. Документ имел гриф “особой важности”.
    Подготовка началась немедленно. Тысячи солдат были брошены на благоустройство полигонных территорий. Дома не просто красили, а перекрашивали, дороги не “латали”, как обычно перед приездом высокого начальства, а наносили новое асфальтовое покрытие. Даже название городка ракетчиков заменили: вместо привычного “Ленинск” на голубом щите красовалось “Звездоград”. Единственный раз за всю историю Советского Союза с именем вождя мирового пролетариата обошлись столь бесцеремонно. И сделали это его последователи и ученики.
    Планировалось два варианта прибытия гостей: авиацией и железнодорожным специальным составом. Для второго варианта пришлось проложить железнодорожное полотно от станции Тюра-Там и построить посадочную платформу, названную местными остряками "Деголевкой". Впоследствии эта колея и платформа сняли проблему доставки испытателей из Ленинска на комплексы, что до 1966 года стояла очень остро.
    Жители Тюра-Тама очень скоро поняли, что готовится нечто грандиозное, сравнимое, а, может быть, и превосходящее по своему значению полет первого человека в космос. Поговаривали о международном полете на Луну или на Марс. Предположения строились самые невероятные, но их тут же пресекали особисты, советовавшие “не совать нос туда, куда не следует“.
    За ходом подготовки из Москвы следили очень внимательно. Высокие комиссии из ЦК КПСС, Министерства обороны, КГБ приезжали одна за другой. Когда начальник космодрома генерал Курушин доложил о том, что все необходимые работы выполнены, на “генеральную репетицию” прибыл сам Главком РВСН маршал Крылов.
    Не буду подробно расписывать все нюансы этой инспекции. Отмечу только, что маршал не поленился и “облазил” все закутки полигона, где могли, пусть и случайно, оказаться высокие гости. В целом, Крылов остался доволен увиденным и со спокойной душой улетел в Москву докладывать Малиновскому. Тот, естественно, доложил Брежневу. Ну а дальше пришло время встречать де Голля.

    ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ

    Приглашение посетить СССР президент Франции Шарль де Голль получил от Никиты Хрущева еще в 1960 году. Однако, последующая череда событий – провал Парижской встречи на высшем уровне, “ботиночная” дипломатия советского премьера в ООН, Берлинский и Карибский кризисы, развернутая в СССР компания против де Голля в связи с созданием во Франции ядерного оружия и так далее – заставила надолго забыть о приглашении. Визит смог состояться только летом 1966 года. Легендарного французского генерала принимали уже новые лидеры Страны Советов.
    Визит начался 20 июня прибытием в Москву, где де Голля встречали Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин и Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный. Я сознательно расставляю их в таком порядке, по влиянию, хотя стоило бы на первое место поставить Подгорного, как номинального главу советского государства. Но и мы прекрасно знали тогда, “кто есть кто” в нашей стране, и для французов это не было секретом.
    Первые три дня были посвящены официальным переговорам, а потом высокого гостя повезли по стране. Первым в “маршрутном листе” значился новосибирский Академгородок. Там де Голлю показали лаборатории Института ядерной физики и Института геологии, геологический музей, рассказали о последних достижениях советской науки. На память о встрече с учеными-сибиряками президенту Франции подарили образцы якутских алмазов. Вечером члены французской делегации и сопровождавший их Николай Подгорный побывали на балете Сергея Прокофьева “Каменный цветок” в Академическом театре оперы и балета.
    На следующее утро высокие гости вылетели из Новосибирска двумя самолетами. В первом находились сопровождавшие президента Франции лица, во втором – де Голль, его сын Филипп, министр иностранных дел Франции Кув де Мюрвиль, адъютант генерала, личный врач и переводчик. Через некоторое время с борта второго самолета передали: из-за незначительной поломки и в целях безопасности самолет президента Франции садится на промежуточный аэродром. На самом деле никаких проблем с техникой не возникло. Просто самолет взял курс на Тюра-Там и спустя некоторое время Шарль де Голль ступил на землю полигона.
    На аэродроме генерала встречали Брежнев и Косыгин, специально прилетевшие в Казахстан для участия в грандиозном “ракетном спектакле”. Советским руководителям очень хотелось увидеть выражение лица гостя, когда он будет наблюдать за пусками наших ракет. Встречали де Голля и практически все жители Ленинска, высыпавшие на улицы города. Простите, не Ленинска, а “Звездограда”. Совсем забыл, что в целях конспирации ему дали “временное название”.
    Ну а дальше весь кортеж направился в сторону пусковых площадок полигона. Было решено продемонстрировать пуски двух боевых ракет Р-16У (8К64У) и космического носителя “Восток-2” (8А92) с метеорологическим спутником на борту. Ракеты Р-16У не были последним словом в ракетной технике. К тому времени уже существовали более мощные Р-36, но “шестнадцатые” были более надежны, и существовала малая вероятность неудачи. Поэтому и решили, что президенту Франции, не разбирающемуся во всех тонкостях, хватит и того, что будет показано.
    Начали с космического носителя. Сначала гости увидели яркую вспышку, когда включились двигатели первой ступени, потом огромная ракета окуталась клубами дыма, а потом, словно нехотя, начала подыматься ввысь. Она двигалась все быстрее и быстрее и вскоре превратилась в небольшую светящуюся точку в вышине. Через некоторое время генералу сообщили, что спутник получил наименование “Космос-122” и вышел на круговую орбиту высотой 625 километров. Де Голлю также сообщили о том, что сведения, полученные с борта космического аппарата, будут использоваться Гидрометеоцентром СССР для оперативного прогноза погоды.
    Президент Франции высказал восхищение новым достижением советских ученых и подтвердил готовность подписать долгосрочное советско-французское соглашение по изучению космического пространства. Этот документ был скреплен подписями руководителей двух стран через несколько дней в Москве.
    Ну а после космического носителя пришел черед боевых ракет. Французы наблюдали пуски из бетонного бункера. Как только прозвучала команда на старт, они достали из чехлов бинокли и приникли к окулярам, стараясь не упустить ни одного фрагмента из представшей перед ними картины. Открывается крыша шахтной пусковой установки. Из газоходов вырываются клубы густого дыма и языки пламени. Ракета выходит из шахты. Раздается оглушительный рев двигателей, раскатистый ракетный гром. Многотонная громадина прорезает плотную завесу облаков. Ракета набирает скорость, устремляясь к заданной цели. По громкой связи ведется репортаж: “Прошло отделение первой ступени”, “Двигатели второй ступени работают устойчиво”, “Есть отделение головной части!”.
    Через несколько минут состоялся пуск второй ракеты и все повторилось. Президент Франции только и мог, что восклицать: “Колоссаль! Колоссаль!”. Переводчик, не менее своего шефа пораженный увиденным, автоматически переводил: “Колоссально! Колоссально!”. На этом “ракетный спектакль” завершился.
    Ну а вечером на полигоне состоялся ужин. Как говорят, и наши, и французы тогда “хорошо приняли на грудь” и о многом успели поговорить, и о многом успели договориться. Так что еще неизвестно, какой фактор оказался решающим для сближения позиций двух стран: пуски межконтинентальных баллистических ракет или “душевный банкет”.
    На следующий день де Голль и Косыгин улетели в Ленинград, а Брежнев и Подгорный – в Москву. Вся остальная поездка генерала по просторам Страны Советов происходила спокойно и особого интереса не представляла. Главное произошло на Тюра-Таме.

    “ПАЛЬМА-2”, “ПАЛЬМА-3”, “ПАЛЬМА-4”

    Ну а теперь вернемся к операции “Пальма”. Ее результаты оказались впечатляющими и чрезвычайно “вдохновили” советское руководство. В Кремле поняли, что не следует ограничиваться только показом ракет на праздничных парадах, где их воспринимали как “болванки”. Нужно кое-кому демонстрировать и их реальные возможности. Естественно, не всем и не очень часто. Только тогда, когда такая необходимость возникала.
    “Ракетный спектакль” на Тюра-Таме демонстрировали еще трижды. Были проведены операции “Пальма-2” (октябрь 1966 года, посещение космодрома руководителями стран – участниц Варщавского Договора, пуски двух межконтинентальных баллистических ракет Р-36 и запуск автоматической межпланетной станции “Луна-12”), “Пальма-3” (октябрь 1969 года, визит чехословацкой партийно-правительственной делегации, пуск межконтинентальной баллистической ракеты Р-36 и запуск военного спутника “Космос-306”) и “Пальма-4” (октябрь 1970 года, визит президента Франции Жоржа Помпиду, пуск межконтинентальной баллистической ракеты Р-36 и запуск военного спутника “Космос-368”).

    “Звездоградом” главную космическую гавань нашей страны нарекли только на период пребывания на космодроме президента Франции. Это был всего лишь один из элементов “операции сокрытия”, которую осуществляли тогда спецслужбы. Через несколько дней стелу с красивым именем убрали. А жаль, потому, что звучит красиво, да и суть отражает верно.

    ("Секретные материалы", № 19, сентябрь 2005 г.).



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2002. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 06.10.2002.