НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Туризм в Карелии. Байдарки, плоты, рыбалка, лыжи, отдых на турбазе и пр
medvezhka-karelia.ru
RB2 Network

RB2 Network


Публикации

     Александр Железняков

   ПОХОДЫ К БЕРЕГАМ АМЕРИКИ


    Период “холодной войны” – это не только годы, когда мир балансировал на грани мировой войны, но и время великих свершений на земле и под землей, на воде и под водой, в воздухе и в космосе. Многие события той поры ныне вспоминаются, если не с ностальгией, то со своеобразной “теплотой душевной”. Настолько они были интересными. Даже, если речь шла о военной деятельности сверхдержав. К тому же многие события тех лет как раз и стали той “последней каплей”, которая не позволила войне “холодной” перерасти в войну “горячую”.

    “ЛЮБИМЫЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ” ПОДВОДНИКОВ

    В годы “холодной войны”, когда моря и океаны кишмя кишели боевыми кораблями противоборствующих держав, у советских и американских подводников было два “любимых развлечения”.
    Первое заключалось в том, чтобы отыскать в морской пучине вражескую субмарину, “повиснуть” у неё на хвосте и как можно дольше сопровождать её, самому оставаясь незамеченным. Занятие чрезвычайно интересное, захватывающее дух и будоражащее воображение. Но и опасное. Нередко происходили столкновения подводных судов противников, после чего им требовался длительный ремонт. А бывали и трагедии. Как, например, это было в марте 1968 года, когда в Тихом океане погибла советская подлодка К-129. Полагают, что именно после столкновения с американской субмариной.
    Вторым “развлечением” являлось скрытное преодоление системы оповещения (линии гидрофонов) и плавание в непосредственной близости от побережья противника. Любой капитан советской подлодки мечтал “увидеть в перископ” небоскребы Нью-Йорка или Лос-Анджелеса и хотя бы на мгновение осознать, что только от него зависит жизнь и судьба миллионов жителей этих мегаполисов. Вероятно, аналогичные грёзы были и у американских подводников. Лишь “цели” в их мечтаниях носили другие названия.
    Но о плаваниях американских подлодок пусть пишут заокеанские историки и исследователи. Я же хочу рассказать о двух походах советских подлодок к берегам Америки, носивших наименования “Операция ”Апорт” и ”Операция ”Атрина”. Первую можно вполне считать как своеобразную “репетицию” перед второй, более масштабной и значимой. К тому же оба плавания готовили одни и те же люди, что делает их еще более взаимосвязанными.

    ОПЕРАЦИЯ “АПОРТ”

    Операция “Апорт” была проведена советским подводным флотом неподалеку от побережья Северной Америки в июне 1985 года. Основной целью этого мероприятия была попытка вскрыть районы патрулирования ракетных атомоходов вероятного противника (т.е. США), а также “ознакомиться” с новыми тактическими приемами действий противолодочных сил НАТО.
    Разработкой операции занимался штаб 33-й дивизии подводных лодок из состава Северного флота во главе с капитаном 1-го ранга Анатолием Шевченко. Подготовка, как обычно, велась скрытно, чтобы исключить любую утечку сведений. Был разработан и реализован план по дезинформации и своих, и чужих. Даже моряки, которым предстояло участвовать в “Апорте”, не знали, что за задачи им придется решать во время очередного боевого патрулирования. В этом неведении они оставались еще лет десять, пока с операции не был снят гриф секретности.
    Круг “посвященных” в детали был столь узок, что даже начальник особого отдела дивизии, профессиональный контрразведчик, и тот не заподозрил, что дивизия готовится к проведению крупномасштабной операции. Как впоследствии вспоминал адмирал Владимир Чернавин, командовавший в то время Северным флотом, а потом ставший главнокомандующим советским ВМФ, за сутки до выхода кораблей в море Шевченко предложил начальнику особого отдела расписаться под датой своего письменного сообщения о начале операции.
    – Где же я вам за один день найду столько уполномоченных? – изумился тот.
    Однако нашел, и 29 мая 1985 года дивизия подлодок начала развертывание. Четыре многоцелевые атомные подводные лодки (К-299, К-324, К-488 и К-502) покинули базу в Западной Лиде (с интервалом в несколько дней) и вышли в море. Пятая подлодка, К-147, с новой системой обнаружения кильватерного следа вышла из базы в Гремихе.
    Походный штаб на ракетном крейсере “Лира” прибыл в район операции (Карибское море) за несколько дней до того, как лодки одна за другой стали покидать причалы в Мурманской области. Восточнее Кубы Шевченко и его офицеры перешли на борт гидрографического исследовательского судна “Колгуев”, с борта которого через средства космической связи и вели управление атомоходами.
    К операции были привлечены и другие суда советского флота. В Северной Атлантике были развернуты несколько кораблей радиоразведки, курсировавших в океане под видом рыболовных судов. Активно применялись и средства космической разведки. Были задействованы спутники системы “Легенда”, отслеживавшие перемещения американских судов, а также спутники радиотехнической разведки системы “Целина-2”. Работала и наша агентура в США.

    КРУГОВЕРТЬ У БЕРЕГОВ НЬЮФАУНДЛЕНДА

    “Активная” часть операции началась 18 июня западнее канадского острова Ньюфаундленд. Две советские подводные лодки двинулись друг за другом по часовой стрелке, а две другие – навстречу им. В эту карусель были вовлечены и четыре самолета морской авиации Ту-142М, взлетевшие с кубинского аэродрома в Сан-Антонио. Делалось это для того, чтобы “привлечь” внимание американцев и заставить их принять “ответные меры”, тем самым “раскрыв свои карты“. Что, по сути дела, и являлось целью операции “Апорт”.
    Американцы всполошились. В воздух были подняты патрульные противолодочные самолеты с авиабаз на Бермудских и Азорских островах, и из Канады. Они вели поиск денно и нощно, совершая по 3-4 вылета в сутки. Но вот что интересно. Поиски подлодок, а американцы не сомневались, что советские самолеты сопровождают именно их, были начаты только после того, как в небо поднялась морская авиация. До этого все мероприятия военно-морского флота США были обыденными.
    Таким образом, их хваленная система оповещения, которая должная была прикрыть североамериканский континент от удара из морских глубин, тривиальным образом “проморгала” целых пять (!) советских субмарин. А ведь их могло бы быть и на порядок больше. В те годы этого “добра” у нас хватало.
    Да и после объявления тревоги результаты для американцев были не очень впечатляющими. Они смогли обнаружить только одну подлодку – К-488, но уже тогда, когда она направлялась в сторону дома, полностью выполнив свое задание.
    Наш “улов” был более весом. Как свидетельствует адмирал Чернавин, атомоход К-324 имел три контакта с американскими подлодками. Суммарное время слежения за ними составило 28 часов. “Отличился” экипаж К-147 под командованием капитана 2-го ранга В.В. Никитина. Они более пяти суток следили за американской ракетной подлодкой, идя за ней по кильватерному следу. Затем, по приказанию Главкома (адмирал Сергей Горшков), К-147, подойдя ближе и вступив в гидроакустический контакт, вела слежение в пассивном режиме еще сутки.
    1 июля операция “Апорт” была завершена, все ее участники возвратились домой.
    Цели, которые ставились перед советскими подводниками, были достигнуты. Удалось выявить два района патрулирования американских стратегических ракетных подводных лодок класса “Джеймс Мэдисон”, два района действия многоцелевых атомных подводных лодок, а также “ознакомиться” с тактическими приемами действий американской авиации при поиске наших атомоходов.

    СЛОВО БЕЗ СМЫСЛА

    Вторая операция советских подводников, о которой я хочу рассказать, была проведена во второй половине 1987 года. И хотя со времен “Апорта” прошло всего два года, обстановка в мире в тот момент была уже совершенно иной: американцы во всю работали над своей ”Стратегической оборонной инициативой” (программой “Звездных войн”), а в нашей стране наступили смутные времена “перестройки и гласности”. Тогда еще никто не мог предположить, что “очередной рецидив противостояния двух сверхдержав” приведет к краху СССР и заставит нас с сожалением вспоминать о прошлом, о наших былых достижениях, о наших упущенных возможностях.
    В служебных документах советского Военно-Морского Флота это плавание носило кодовое наименование “Атрина”. Прежде, чем я расскажу о целях операции, о ее названии.
    “Атрина” – слово искусственное. Его нет в русском языке. Оно ничего не означает и, следовательно, не несет никакой смысловой нагрузки. Так пытались скрыть от посторонних глаз те задачи, которые предстояло решить во время похода группы советских подводных лодок к берегам Америки. Кстати, и отдельные этапы подготовки операции также были названы “несуществующими” словами – “Фермацит” и другие.
    Основной целью “Атрины” являлось стремление продемонстрировать возможности советского подводного флота по преодолению системы оповещения американцев. К тому времени американцы уже привыкли, что наши лодки выдвигаются в районы боевой службы – а это, прежде всего, Северная Атлантика и Средиземное море – по одному и тому же направлению с небольшими отклонениями: либо между Фарерскими и Шотландскими островами, либо между Исландией и Гренландией. Поэтому большая часть гидрофонов была установлена именно на этих, оптимальных с мореходной точки зрения и опасных в стратегическом плане, маршрутах.
    Задумали операцию еще в начале 1980-х годов, задолго до ”Апорта”, во времена “правления” Юрия Андропова. И кто знает, как бы развивались отношения между СССР и США, если бы поход состоялся при жизни тогдашнего Генсека. Время тогда было крайне “нервное” и, кто его знает, вдруг у кого-нибудь тогда бы возникло желание “рискнуть” и первым нажать пресловутую “красную кнопку”. Но это из области домыслов и догадок. Как известно, история не имеет сослагательного наклонения, поэтому и нет смысла рассуждать о том, что “было бы, если бы…”.
    Провести “Атрину” в начале 1980-х годов не позволили многие обстоятельства. Причем, политические аспекты сыграли тогда не главенствующую роль. Основной причиной стала неготовность самого флота к проведению столь рискованного плавания.
    К идее проведения “Атрины” возвратились уже в середине 1980-х годов. Тогда, кроме желания поубавить спеси у американцев, появилась и острая необходимость осуществления похода к берегам Америки. Успех подобной демонстрации незамедлительно отразился бы на характере многих переговоров между СССР и США, которые велись в те годы. В советском руководстве решили, что пришла пора и нам “поиграть мускулами” и противопоставить “империалистической политике канонерок” нашу “политику подводных лодок”.
    Как и в 1985 году, подготовку дальнего похода возложили на штаб 33-й дивизии подводных лодок Северного флота. Это соединение – старейшее соединение атомных субмарин в советском флоте. Его герб – белый медведь, разламывающий лапами вражескую подлодку. Не правда ли, символично! К тому же, 33-я дивизия всегда была “поставщиком” кадров для других дивизий подводного флота. Поэтому выбор “исполнителей” был логичен и оправдан.
    Командовать подводной завесой поручили всё тому же Анатолию Шевченко. Он же командовал и первой группой подлодок (3 единицы). Второй группой атомоходов, состоящей из двух кораблей, командовал капитан 1-го ранга Равкат Чеботаревский.
    Итак, операцию “Атрина” должны были провести пять многоцелевых атомных подводных лодок.
    Как я уже писал, подготовку этой операции (впрочем, как и всех остальных подобных мероприятий) вели в глубокой тайне. Хочу отметить, что сделать это было не так уж и просто – силы советского подводного флота всегда были под пристальным вниманием всех видов американской разведки, а во второй половине 1980-х годов, когда стали зримо ощущаться “грядущие перемены”, наблюдение за морскими базами лишь усилилось. В Вашингтоне полагали, что Советы могут напоследок выкинуть что-нибудь этакое. Например, вывести свой флот в море и “жахнуть” по Америке.
    Но усилия американской разведки пропали даром - “Атрину” удалось скрыть от посторонних глаз. Даже командиры подлодок, которым предстояло участвовать в походе, узнали детали операции только в самый последний момент, перед тем, как покинули причалы баз Северного флота..
    Вместе с атомоходами в операции должны были участвовать два надводных корабля типа “Колгуев” с гибкими буксируемыми антеннами и дивизия морской авиации. Самолеты должны были взлетать с аэродромов на Кольском полуострове, в центральной части России, с территории Республики Куба.

    ИГРА ПО-КРУПНОМУ

    В первых числах марта 1987 года с базы в Западной Лице вышла первая подлодка из числа участников “Атрины” – К-299. Через некоторое время от причала отошла вторая (К-244), потом третья (К-298), четвертая (К-255), пятая (К-524)…
    Вообще-то, атомоходы на боевое дежурство обычно идут в одиночку. Реже – парами. А тут в океан уходила почти целая дивизия.. Конечно, “массовый выход” не остался не замеченным американцами. Однако, за “уголок” (так североморцы зовут Скандинавский полуостров) лодки двигались обычным путем. Поэтому аналитики в Пентагоне не очень встревожились происходящими событиями и даже “предсказали” куда направятся советские субмарины.
    Однако, схожесть с тем, что было раньше, неожиданно (естественно, для американцев) закончилась. В условленный день, в назначенный час пять подлодок повернули “все вдруг” (есть такой термин на флоте) и из растянутой во времени и пространстве походной колоны образовали “завесу” (еще одно понятие из военно-морского лексикона). К тому же они ушли на глубину и американцы их просто потеряли.
    Вот тут-то на берегах Потомака начался настоящий переполох. На поиски завесы были дополнительно брошены десятки самолетов противолодочной авиации США, из портов на восточном побережье стали спешно выходить все новые и новые атомные подлодки, единственной целью которых было обнаружение “исчезнувших” советских судов. Работали радары и радиопеленготоры, гидролокаторы прощупывали ультразвуком глубины Атлантики. Были задействованы магнитометры, теплопеленгаторы, индикаторы биоследа и прочая, прочая, прочая… К тому же американцы неправильно классифицировали наши подлодки, сочтя их за ракетные корабли, что лишь усиливало царящую в кабинетах на берегах Потомака нервозность. Об “опасности” был проинформирован президент США Рональд Рейган.
    Позже командиры наших подлодок вспоминали, что поиски были столь масштабными, что порой невозможно было даже подвсплыть на сеанс связи. Это была самая настоящая охота с применением всех средств поиска и обнаружения подводных лодок.
    Но всё было тщетно. Целых восемь суток американские противолодочные средства не знали, где находятся наши корабли. А они тем временем вошли в Саргассово море и, не доходя несколько десятков миль до британской базы “Гамильтон” на Бермудских островах, опять, уже в который раз (!), круто изменили курс.
    “Засекли” наши подлодки, да и то не все, уже на обратном пути. В 1987 году повторилась ситуация, которая была двумя годами ранее во время проведения “Операции ”Апорт”. Правда, на этот раз обнаруженные советские корабли сопровождали очень плотно. Вся высланная на их поиски американская армада, убедившись, что Америке ничего не угрожает, тем не менее, по пятам следовала за идущими домой судами. Чтобы “сбросить с хвоста” преследователей экипажам субмарин было разрешено применить приборы гидроакустического противодействия. Они выстреливали имитаторы шума атомоходов, сбивая преследователей с истинного курса. Использовались и ложно-дезинформационные цели, маскирующие маневры лодок. Применялись и другие способы введения противника в заблуждение. В общем, “игра” шла по-крупному.
    Для советских моряков в тот раз фортуна была милостива и всё закончилось благополучно – все пять атомоходов вернулись на базу. Конечно, дело не только в везении. Успех был предопределен тщательной подготовкой и высокой выучкой экипажей.
    За участие в “Операции “Атрина” все командиры подводных лодок были награждены орденами Красного Знамени. Получили правительственные награды и другие офицеры и мичманы, отличившиеся в ходе трехмесячного плавания.
    Помимо важных сведений о состоянии системы противолодочной обороны США, которые удалось собрать, состоявшийся поход принес еще один результат – советские моряки смогли преодолеть своеобразный “психологический синдром”, связанный с гибелью годом раньше всё в том же Саргассовом море подводной лодки К-219. Тогда еще никто не мог и предполагать, что через два года в Норвежском море погибнет “Комсомолец”. Поэтому с законной гордостью праздновали победу в “малой битве за Атлантику”, как в шутку нарекли “Атрину”.

    Не исключено, что и в наши дни американские и российские подводники продолжают подобные “игры”. А почему бы и нет? Единственное отличие от времен “холодной войны” – “игроков”, т.е. подводных лодок, стало значительно меньше. Да и противостояние между Россией и США не такое острое, как было когда-то между СССР и США.

    ("Секретные материалы", № 10, май 2006 г.).



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2002. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 06.10.2002.