НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Лечение бесплодия
rc-zdorovie.com.ua
RB2 Network

RB2 Network


Публикации

     Александр Железняков

   ЗЕМНОЙ РОК КОСМИЧЕСКОГО "ПИЛОТА"


    В октябре 2007 года человечество отметит 50-ю годовщину со дня начала космической эры. Впечатляющая дата! Порой кажется, что первый спутник был запущен только вчера. Ан, нет. Вон уже сколько лет пролетело!
    Но в этой статье речь пойдет не о нашем триумфе, не об “упущенных возможностях”, не о “радужных перспективах”. И вообще не о российской (советской) космонавтике. Об этом “Секретные материалы” в предстоящий год будут писать еще не раз.
    Сегодняшний рассказ будет посвящен всего лишь одному эпизоду космической программы США конца 1950-х годов. Но на этом примере станет ясно, что наш успех в жестком соперничестве с американцами был вполне закономерен. Хотя и за океаном не сидели сложа руки и трудились весьма и весьма напряженно. Но чего-то нашим конкурентам всё-таки не хватило…


    В ПРЕДДВЕРИИ РОЖДЕНИЯ НАСА

    Одной из причин неудач американской космической программы первых лет космической эры аналитики называют её раздробленность. Действительно, запустить свои собственные космические аппараты стремились и Армия, и Авиация, и Флот. У каждого вида вооруженных сил существовали собственные проекты, а соревнование между ними иногда приобретало весьма резкие формы. Естественно, в первую очередь, это была борьба между “пехотинцами”, ”летчиками” и ”моряками” за деньги налогоплательщиков. Об общенациональном престиже в Америке стали задумываться позднее, когда “получили” первые ощутимые удары от соперников по космической гонке, т.е. от специалистов нашей страны. А до того момента борьба шла исключительно между ведомствами.
    Как известно, “гражданскую” программу “Авангард” (программа запуска первого американского спутника) курировал американский Флот. Командование ВМС было так уверенно в успехе, что не сильно “утруждало” себя оказанием реальной помощи специалистам. Все изменилось после того, как полетел первый советский спутник, а ракета “Авангард”, призванная восстановить паритет с Советами, разбилась на взлете. Пока флотские эксперты выясняли причины катастрофы, их опередили представители Армии США, сумевшие вывести в космос первый американский космический аппарат “Эксплорер-1”.

    БЫСТРО И С МИНИМУМОМ ЗАТРАТ

    Удар по престижу Флота оказался столь силен, что американские адмиралы решили во что бы то ни стало обзавестись и собственными носителями, и собственными спутниками. Так как время было упущено, было решено пойти по пути наименьшего сопротивления и разработать такую космическую систему, которая позволяла бы проникнуть в космос быстро и с минимумом затрат.
    Но не надо думать, что все это делалось ради принципа. Чтобы обосновать финансирование проекта, моряки сформулировали в своей программе вполне актуальные и необходимые для военных задачи: создание и запуск разведывательных, инспекционных и навигационных спутников, а также систему перехвата вражеских космических аппаратов.
    Последняя задача была даже важнее, чем все остальное. Поэтому с нее и решили начать. Особую роль в ее выполнении должна была играть Военно-морская станция испытания систем оружия NOTS в Чайна-Лейк, штат Калифорния, работавшая под руководством Бюро артиллерии флота. С 1943 года эта станция отвечала за создание ракетного вооружения для ВМС США. В качестве “пробного шара” было решено использовать твердотопливную ракету-носитель на базе армейских тактических ракет “Сержант”. Однако, Армия “встала в позу” и морякам пришлось искать другой выход из создавшегося положения.
    Новое предложение, оформленное в начале 1958 года, получило название “Проект Пилот” и представляло собой шестиступенчатую ракету-носитель с воздушным запуском. Проект базировался на имеющихся в распоряжении флота материально-технических средствах. Ракета могла доставить на орбиту небольшой спутник и задумывалась как прототип будущей разведывательной системы ВМС быстрого развертывания, а также как средство запуска орбитальных мишеней для противоспутниковых систем, а возможно и самих противоспутников. О том, что это должна была быть система действительно быстрого развертывания, говорят хотя бы требования к ней, которые были заложены в проект. Ее предполагалось развернуть на орбите за шесть часов с момента получения приказа. А это означало, ни много, ни мало, запуск практически одновременно не менее 24 космических аппаратов.
    В самом начале 1958 года “Проект Пилот” был одобрен техническим директором космического отдела Бюро артиллерии флота Джоном Николаидесом, который предложил немедленно начать разработку, чтобы выполнить ее за четыре месяца. После этого “Проект Пилот” получил в кулуарах неофициальное название NOTSNIC (сочетание NOTS и Николаидес).
    В качестве первой ступени системы NOTSNIC предполагалось использовать модифицированный палубный истребитель F-4D-1 ”Скайрэй”. Самолет был предоставлен Бюро Аэронавтики для высокоскоростных испытаний элементов морского ракетного вооружения.
    Непосредственный вывод на орбиту должна была осуществить запускаемая с борта истребителя небольшая ракета-носитель длиной 4,38 метра, диаметром 76,1 сантиметра и массой 950 килограммов. Она подвешивалась под левым крылом F-4D-1 на стандартном бомбодержателе. Для балансировки под правым крылом висел сбрасываемый топливный бак такой же как ракета массы. Даже с учетом массы самолета-носителя, NOTSNIC является самой миниатюрной из всех известных систем для запуска спутников.
    Вторая и третья ступени носителя состояли из четырех ракет HOTROC (модификация противолодочных ракет ASROC), собранных попарно в связку. Через 3 секунды после отделения от самолета запускалась первая пара ракет, а еще через 12 секунд – вторая пара. После этого в течение 100 секунд аппарат двигался по инерции к верхней точке баллистической траектории, где на высоте около 80 километров происходило отделение второй и третьей ступеней и происходил запуск четвертой ступени.
    На четвертой ступени стоял двигатель Х-241, созданный для третьей ступени ракеты-носителя “Авангард”. Впоследствии его заменили на Х-248. Через 3 секунды после выгорания топлива в четвертой ступени происходил запуск пятой. После выработки топлива в пятой ступени спутник оказывался на околополярной орбите с высотой в перигее 60 километров и высотой в апогее 2400 километров. Орбита с такими параметрами спутник не имел шансов даже один раз обогнуть земной шар. Поэтому через 53 минуты 20 секунд после старта в апогее должен был включиться маленький двигатель на шестой ступени, интегрированной с полезным грузом. Этот импульс поднимал перигей до безопасной высоты.
    Полезная нагрузка системы NOTSNIC представляла собой миниатюрный космический аппарат массой 1,05 килограмма и диаметром около 20 сантиметров. Он нес единственный прибор – инфракрасный сканер, питание которого осуществлялось от аккумулятора. Это было довольно примитивное устройство, предназначенное для получения изображения земной поверхности. Маленькое зеркальце фокусировало луч света на инфракрасном фотоэлементе. Вращение космического аппарата вокруг своей оси давало одну строку изображения, а поступательное движение позволяло сформировать “картинку” целиком. Работу сканера проверили при экспериментах на самолете. Надо признать, что качество изображения было крайне низким. Тем не менее, его было решено использовать на спутниках с тем, чтобы набраться опыта при создании в будущем аналогичных систем с улучшенными характеристиками.
    Для приема информации со спутников предполагалось оперативно развернуть во всех частях земного шара систему наземных станций. Их персонал, состоящий из моряков, должен был передать полученный сигнал на станцию Чайна-Лэйк для дешифровки. Во время первых стартов предполагалось, что сеть станций будет служить и для подтверждения факта вывода спутников на орбиту – они были слишком малы, чтобы это можно было бы зафиксировать оптическими средствами, а малая емкость батарей гарантировала передачу информации на Землю только в течение первых трех витков.
    Как я уже отметил, важнейшей задачей программы NOTSNIC являлось создание противоспутниковых систем. Вражеские аппараты предполагалось уничтожать над пустынными районами Тихого океана. По мнению разработчиков, в этом случае противник даже не поймет почему замолчал тот или иной аппарат. Ракета-перехватчик должна была выводить головную часть по баллистической траектории в район пролета цели, где начинался этап самонаведения. Головка самонаведения противоспутника создавалась на базе аналогичного устройства ракеты “Сайдуиндер”. Маневрирование должно было осуществляться с помощью микродвигателей на сжатом газе, а поражение спутников противника – осколочной боевой частью.
    За четыре месяца, которые отвел на разработку Николаидес, создать систему запуска не удалось. Хотя над ней практически без выходных трудились около 50 специалистов станции NOTS и еще около сотни привлеченных со стороны инженеров и техников. Но и шесть месяцев, которые потребовались для завершения работ, являются довольно впечатляющим результатом. К июлю 1958 года NOTSNIC был готов к летным испытаниям, к которым приступили без промедления.

    ШЕСТЬ ПУСКОВ – ШЕСТЬ НЕУДАЧ

    Перед началом летных испытаний системы были проведены два пуска ракет с наземного старта. Первый из них, с двумя работающими двигателями, состоялся 4 июля. Испытание было “завершено” уже через две секунды после начала из-за взрыва двигателя. Причиной, вероятно, стала трещина в топливном заряде одного из твердотопливных ускорителей. Вторая ракета взорвалась на Земле еще за восемь секунд до старта из-за повреждений в электросети стенда. И, тем не менее, добро на проведение реальных пусков было дано. Уж очень командованию американского Флота хотелось доказать, что и они “не лыком шиты”.
    25 июля 1958 года палубный истребитель F-4D-1 (бортовой номер 130475) взлетел с аэродрома на Базе ВВС США “Иньюкерн” севернее Лос-Анжелеса. Пилотировал машину летчик-испытатель Уильям Уэст. Под левым крылом истребителя, державшего курс на юго-запад, т.е. в сторону Тихого океана, висел странноватый предмет, напоминающий большую бомбу с четырьмя крыльями. На высоте почти 11 километров над проливом Санта-Барбара самолет начал разгоняться с набором высоты. Когда альтиметр показывал 12,5 километров, а угол подъема траектории составил 50 градусов, пилот нажал рычаг открытия замков бомбодержателя. Тотчас самолет, освобожденный от груза, резко накренился на правый борт и пилоту стоило немалых усилий не потерять над ним контроль. Тем не менее, Уэст смог в какой-то момент заметить облачко дыма и яркую вспышку. “Птица взорвалась!” – передал летчик по радио, теряя объект из вида. Пилот самолета сопровождения, летевший поодаль, подтвердил доклад Уэста.
    В Чайна-Лэйк, куда поступала вся информация об испытаниях, уже начали анализировать причины неудачи, как вдруг от оператора наземной станции сопровождения в Крисчерче в Новой Зеландии пришло сообщение о странных слабых сигналах, подтверждающих факт выхода объекта на околоземную орбиту. Что за сигналы принял оператор, гадают до сих пор. Вполне возможно, что это были помехи или отражение какого-то другого сигнала. А возможно, что оператор “услышал” то, что очень хотел услышать. И хотя все данные говорят за взрыв ракеты в самом начале полета, участники работ по программе NOTSNIC до сего дня убеждены, что 25 июля ими был запущен спутник. Ну, пусть “тешат” свое самолюбие, если им так приспичило.
    Летные испытания системы воздушного старта были зажаты жесткими сроками предстоящего эксперимента “Аргус” – серии высотных ядерных взрывов, запланированных на конец августа – начало сентября 1958 года. Поэтому военные поспешили продолжить пуски NOTSNIC-ов.
    Второй испытательный пуск состоялся 8 августа. Как и первая попытка, он окончился неудачей – одна из ракет HOTROC второй ступени взорвалась при воспламенении, из-за чего пилоту пришлось выполнять резкий маневр уклонения, чтобы не быть пораженным осколками ракеты.
    По требованию проектантов, 16 и 17 августа были проведены повторные наземные испытания. Оба пуска закончились неудачей – аэродинамические стабилизаторы обломились через три секунды после включения твердотопливных двигателей. Пришлось проводить специальные мероприятия и лишь после этого продолжать летные испытания.
    Третья попытка запуска ИСЗ состоялась 22 августа. Вскоре после сброса ракеты пилот потерял ее из виду, но наземная станция в Новой Зеландии вновь зафиксировала сигнал. По мнению Николаидеса, спутник вышел на орбиту и на первом и третьем витках передавал изображения. Однако, сигналы были слишком слабы, чтобы их можно было дешифровать. Других данных о запуске спутника, кроме слов Николаидеса, нет, поэтому эксперты никогда не верили в успех и этого старта.
    Следующую попытку предприняли 25 августа. Через 3,75 секунды после сброса взорвался один из двигателей второй ступени и обломки ракеты рухнули в воды Тихого океана. Туда же упали обломки еще одной ракеты, которую попытались запустить 26 августа. На этот раз двигатель твердотопливной ступени просто не воспламенился. Аварией завершилось и последнее испытание, проведенное 28 августа. На этом первая фаза проекта NOTSNIC была завершена.

    “КАЛЕБ”, ”ХАЙ-ХО” И ДРУГИЕ

    О дальнейшей судьбе проекта NOTSNIC известно очень мало. Несмотря на то, что минуло уже больше 40 лет, американский флот хранит в секрете, как ход работ, так и полученные результаты. Известно только, что моряки сосредоточили свои усилия на создании противоспутников, отказавшись от других планов. Чтобы “запутать противника”, они неоднократно переименовывали программу, называя ее то “Калеб”, то “Хай-Хо”, то “Виперскан”. Но можно сказать только одно: создать эффективную противоспутниковую систему они так и не смогли. Не пригодился и разрабатываемый носитель. А вот инфракрасный сканер “пристроили” на первые разведывательные спутники и отработал он довольно хорошо, доказав, тем самым, что усилия проектантов из проекта NOTSNIC не пропали даром.

    И всё-таки идея “воздушного старта” не умерла после неудач 1958 года. В конце концов, её реализовали. Но уже для других целей. К счастью, уже в интересах гражданских заказчиков. Сегодня в сводках новостей регулярно можно встретить сообщения о выводе на околоземную орбиту спутников с помощью ракеты-носителя воздушного базирования “Пегас”. Есть и другие проекты “летающих космодромов”, в т.ч. и в России. Но это уже дело будущего.

    ("Секретные материалы", № 21, октябрь 2006 г.).



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2002. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 06.10.2002.