НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Магазин-склад тканей. Все виды тканей для одежды. Итальянские ткани
magicprint.ru
RB2 Network

RB2 Network


Публикации

     Александр Железняков

   НАПРАВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО УДАРА


    «Тоталити», «Троян», «Браво», «Питчер», «Граббер», «Бушвекер», «Кронкшафт» и множество других. Такие названия носили американские планы ведения войны с Советским Союзом. «Секретные материалы» уже рассказывали о некоторых «нереализованных проектах» американской военщины периода 1945-1946 годов. Сегодня рассказ еще о ряде «пентагоновских разработок» 1947-1949 годов издания.

    БРИЦКРИГА НЕ БУДЕТ

    Прежде, чем рассказать о планах ведения войны против СССР, которые были разработаны в США в 1947-1949 годах, позволю себе процитировать один документ Объединенного комитета начальников Штабов – директиву по вопросам стратегического планирования от 11 мая 1947 года. В этом документе содержится множество любопытной информации. Это, своего рода, «исходный материал», использовавшимся американскими военными при составлении своих планов. А нам директива поможет понять и оценить, насколько были информированы в Вашингтоне о положении дел в нашей стране.
    Итак:
    «… 10. К концу первых месяцев предполагаемых военных действий советские войска были бы расположены таким образом, чтобы обеспечить достаточную буферную зону вдоль большей части границ СССР. В начальной стадии войны союзники не смогут мобилизовать и перебросить достаточное количество сухопутных войск и тактической авиации, чтобы уничтожить советские вооруженные силы, с которыми придется столкнуться на пути к сердцу России. Такое наступление потребовало бы проведения крупных сухопутных операций, что привело бы к огромным потерям в живой силе. Первые операции союзников нужно ограничить районами, имеющими решающее значение. Малая война против советских войск на периферии или даже их уничтожение не решат исхода войны. Кроме того, война, особенно в случае воздушных налетов на советские войска, находящиеся на оккупированных ими территориях, должна рассматриваться с политической точки зрения.
    …
    14. Жизненно важные районы СССР:
    а) новые данные о возможных комплексных целях на территории СССР показывают, что уничтожение нефтедобывающей промышленности может быть обеспечено сравнительно незначительными силами, причем это быстрее всего может привести к снижению военного потенциала русских. Наиболее действенный способ нападения на эту отрасль промышленности – разрушение нефтеперегонных заводов, для чего у нас уже на ранней стадии войны должен быть достаточный тоннаж бомб. Около 84 % нефтеперегонных мощностей Советского Союза находятся на Кавказе, хотя имеется информация о том, что в районе «второго Баку», на Урале, возведены новые установки…
    б) для выяснения сравнительного значения разных районов СССР в формировании военного потенциала этого государства потребовался бы дальнейший детальный анализ…
     Возможные районы военных баз союзников.
    15. Очевидно, что районы на Кавказе и вокруг Плоешти [в Румынии – А.Ж.], где находится большая часть предприятий советской нефтяной промышленности, могут быть подвергнуты весьма эффективной бомбардировке с баз, расположенных на восточном побережье Средиземного моря или же в районе Каир – Суэц. Район вокруг Москвы, бомбардировки которого дали бы наибольший моральный эффект, находится в пределах досягаемости самолетов Б-29, базирующихся на Британских островах или в районе Каир – Суэц. Жизненно важные центры Урала и Кузбасса могут быть достигнуты с баз, расположенных в Индии. Поэтому в целях ведения максимально эффективной стратегической воздушной войны следует иметь базы на Ближнем Востоке, Британских островах и в Индии…
    16. Трудно дать точную оценку масштабов наступательных операций на суше, а также видов и масштабов ответных действий. … Полный контроль над СССР мог бы быть, видимо, обеспечен оккупацией ограниченной по размерам территории, однако ввиду значительной площади и числа людей (военнослужащих и гражданских), которых необходимо держать под контролем, потребовались бы довольно значительные вооруженные силы союзников. Если же к СССР добавить некоторые другие освобожденные районы, то понадобятся очень мощные оккупационные войска союзников. Хотя трудно назвать их численность, предполагается, что требующиеся для этих целей войска не будут превышать численность войск, использованных для одержания победы над Советами…
    17. Промышленные центры СССР расположены в районе западнее Урала и севернее Каспийского и Черного морей. В общем плане они могут быть как с воздуха, так и при помощи наземных операций достигнуты по двум направлениям:
    а) через Центральную Европу и Скандинавию (северное направление);
    б) через район Средиземного моря и Ближнего Востока (южное направление).
    18. Если говорить о крупном наступлении на суше, то оно, видимо, могло бы быть предпринято не раньше чем через два года после начала войны, так как необходимо время для истощения военного потенциала противника, а также для мобилизации, подготовки и оснащения собственных войск…
    19. Если использовать южное направление или район Каир – Суэц для размещения военных баз, с самого навала войны имело бы важное значение установление контроля над восточным Средиземноморьем. Наилучшим образом этот контроль мог бы быть обеспечен в случае, если Советский Союз не сможет прорваться в Турцию…
    Прочие операции.
    27. На периферии Западной Европы у нас должна быть возможность для нанесения ограниченных ударов с воздуха. Общий эффект таких ударов сомнителен, но они могли бы иметь политическое и психологическое значение…
    28. Стратегическая инициатива в Евразии вначале будет у противника, за исключением стратегических военно-воздушных операций. Перед лицом этого факта необходимо избегать рутины при составлении мобилизационных планов. Целью этих планов должна быть поддержка операций по каждому из нескольких направлений…».
    Ну и так далее, и в том же духе.
    Прошу прощения у читателей за столь длинную цитату. Может быть, кто-то устал ее читать. Но, с другой стороны, не так уж и часто в последние годы в средствах массовой информации цитируются такие документы. Сейчас все больше пишут о том, каким агрессивным был Советский Союз. Забывая, что и противная сторона вела себя не лучшим образом. Впрочем, время было такое и винить одного, обеляя другого, неправильно. Все были «хороши».

    В ПРЕДДВЕРИИ «ХАМФУНА»

    Нетрудно заметить, что процитированный выше документ и сам в определенной степени является планом войны с СССР. Хотя и не носит кодового названия. Но в нем уже выбраны направления главных ударов, определены жизненно важные районы СССР, которые следовало атаковать в первую очередь, продуманы пути снабжения наступающих войск. Правда, в нем нет количественных оценок сил и вооружений сторон. Однако, оценены возможности СССР по наращиванию сил и вооружений на последующих этапах боевых действий и определены методы недопущения этого.
    То есть, документ Объединенного комитета начальников Штабов можно и нужно рассматривать как важный этап в формировании планов США в отношении Советского Союза. Да и в отношении других стран, как союзников Америки, так и ее противников.
    Следующим важным документом, который снова придется цитировать, является меморандум № 7 Совета национальной безопасности США, принятый в марте 1948 года:
    «Разгром сил мирового коммунизма, руководимого Советами, имеет жизненно важное значение для безопасности Соединенных Штатов.
    Этой цели невозможно достичь с помощью оборонительной политики.
    Поэтому Соединенные Штаты должны взять на себя руководящую роль в организации всемирного контрнаступления с целью мобилизации и укрепления наших собственных сил и антикоммунистических сил несоветского мира, а также в подрыве мощи коммунистических сил».
    Тут же намечались и пути достижения этих целей:
    «В качестве первых шагов Соединенным Штатам следовало бы осуществить следующие мероприятия:
    А. Внутри страны.
    1. Быстрое укрепление военной мощи Соединенных Штатов:
    а) введение в той или иной форме всеобщей воинской повинности;
    б) восстановление оборонной промышленности.
    2. Сохранение подавляющего превосходства США в области атомного оружия (в случае заключения международного соглашения о контроле за атомным оружием этот вывод следовало бы обдумать заново).
    3. Немедленная разработка и осуществление решительной и скоординированной программы (в случае необходимости – с использованием законодательных мер) по подавлению коммунистической угрозы в Соединенных Штатах для защиты США от разлагающих и опасных подрывных происков коммунизма.
    4. В той мере, в какой это требуется для реализации пункта 1, стимулирование мобилизации граждан и промышленности.
    5. Энергичное осуществление внутри страны информационной программы, обеспечивающей понимание и безраздельную поддержку нашей внешней политики со стороны общественности.
    Б. За рубежом.
    1. При организации контрнаступления первостепенное значение придается Западной Европе. Это не исключает соответствующих усилий в других странах Европы и Ближнего Востока, которые находятся под прямой угрозой со стороны мирового коммунизма и потеря свободы которыми подвергла бы нашу национальную безопасность серьезным испытаниям.
    2. Срочное провозглашение и практическое осуществление программы европейской реконструкции [план Маршалла – А.Ж.].
    3. Решительное подтверждение западного союза и активная поддержка его развития и расширения в качестве антикоммунистического союза государств.
    4. Необходима разработка подходящей доктрины, дающей возможность осуществить:
    а) военные акции Соединенных Штатов в случае неспровоцированного вооруженного нападения на народы, входящие в западный союз, или другие народы некоммунистического мира;
    б) начало политических и военных переговоров с этими народами с целью координации антикоммунистических действий.
    5. Оказывать содействие наращиванию военного потенциала отдельных некоммунистических стран, поставляя станки для развития военной промышленности и передавая техническую информацию, обеспечивающую стандартизацию оружия, а также, если возможно, предоставляя военную технику и технические консультации.
    6. Как только будет разработана программа подавления коммунистической угрозы в Соединенных Штатах, следует установить отношения сотрудничества с правительствами, уже принимавшими шаги в этом направлении, и побуждать другие правительства к аналогичным действиям.
    7. Поддержка граждан и частных организаций США с целью усиления некоммунистических профсоюзов в тех странах, где это способствовало бы нашей национальной безопасности. Меры поддержки должны включать возможность индивидуального снижения ставок подоходного налога.
    8 Активизация антикоммунистической информационной программы для заграницы.
    9. Развертывание энергичной и эффективной идеологической кампании.
    10. Разработка и, в подходящий момент, осуществление скоординированной программы помощи движениям сопротивления в странах за “железным занавесом”, включая СССР.
    11. Создание крупного денежного фонда для борьбы с мировым коммунизмом, руководимым Советами…».

    ОЧЕРЕДНОЙ ПЛАН

    И директива Объединенного комитета начальников штабов, и меморандум Совета национальной безопасности США стали важными звеньями при подготовке очередного плана ведения войны против СССР, получившим кодовое наименование «Хамфун». Этот план был утвержден 21 июля 1948 года и предусматривал:
    «…4. … в случае войны в ближайшем будущем вооруженные силы США немедленно приводятся в состояние боевой готовности и выполняют нижеперечисленные задачи…
    10. Как можно раньше начать воздушное наступление с нанесением ударов по основным военным и военно-промышленным объектам Советов (ВНИМАНИЕ [выделено в документе – А.Ж.]: предполагается, что получено разрешение применять атомные бомбы):
    а) Переброска подразделений стратегических бомбардировщиков на базы в Англии (запасной аэродром – в Исландии) и в район Хартум – Каир – Суэц и осуществление операций с этих баз, а также с Окинавы со сбрасыванием атомных бомб на отобранные цели. Началом операции является переброска самолетов, а также живой силы других соединений по воздуху.
    б) Время начала и продолжительность операции по районам:
    Англия: день «Д» + 15 дней;
    Окинава: день «Д» (день «Д» + 15 дней в случае применения атомных бомб);
    Хартум – Каир – Суэц: день «Д» + 15 дней…
    в) В сочетании с атомными бомбардировками подразделения стратегических бомбардировщиков совершат налеты на уцелевшую часть советской нефтяной промышленности и базы подводных лодок, а также осуществят обширное минирование советских портов и водных путей.
    г) Штурмовые группы, базирующиеся на авианосцах, будут дополнять и поддерживать воздушное наступление в той мере, в какой это на практике увязывается с их основной задачей.
    11. В Исландии и на Азорах оборудуются военно-воздушные и военно-морские базы. Выступающие в качестве авангарда подразделения морской пехоты, обеспечивающие охрану исландской базы, перебрасываются по воздуху в день “Д” или по возможности в ближайшие из следующих дней. Остальная часть выделенных для Исландии и Азор войск – а для каждой базы это бригада морской пехоты с дополнительными подразделениями тактической авиации – перебрасывается на базы амфибийными средствами сразу же после дня “Д”. Соединение американских истребителей сопровождения, которое будет размещено в Великобритании, своевременно поднимается в воздух, чтобы прикрыть высадку в Исландии передовой группы морской пехоты. Части этого соединения останутся там до прибытия тактической морской пехоты.
    12. Усиленный батальон морской пехоты перебрасывается из района Средиземного моря в район Бахрейна для прикрытия эвакуации граждан США и по возможности вывода из строя части нефтедобывающей промышленности. Эта операция должна быть осуществлена как можно быстрее после дня «Д» с помощью воздушного моста ВМС и с использованием военных и гражданских самолетов, базирующихся в районе Средиземного моря. Имеется в виду, что англичане берут на себя вывод из строя нефтяных промыслов в Ираке и горловине Персидского залива, а также уничтожение железнодорожных путей, ведущих к Персидскому заливу.
    13. Для обеспечения контроля над морскими районами, необходимыми для осуществления данного плана, используются подразделения ВМС, на которые возлагается задача по сдерживанию или уничтожению советских ВМС и транспортных кораблей».
    План «Хафмун» интересен тем, что детально расписывает действия американских и английских вооруженных сил вплоть до батальонов не только по срокам, но и местам их использования. Столь детальная разработка была сделана впервые.
    Тем не менее, “Хамфун” с точки зрения американских военных также был не идеален, так как «не успел» в ходе отработки вовремя «отреагировать» на изменения во внешней политике США. Поэтому 18 августа 1948 года Совет национальной безопасности принял директиву № 20/1, в которой прямо и предельно четко сформулировал цели, стоящие перед американским правительством:
    «Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:
    а) свести до минимума мощь и влияние Москвы;
    б) провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России…».
    В документе открыто высказывалась непримиримость к «характеру советской системы» и выдвигалось требование свержения «большевистского режима», если не «психологической войной» и «подрывной деятельностью», то путем вступления в войну с СССР.
    Как видите, всё было сказано «открытым текстом», без всяких экивоков в сторону демократов. Да и с чего было американцам бояться и говорить как-то обтекаемо, если директива имела гриф «совершенно секретно». Достояние гласности она стала лишь в 1978 году после публикации в сборнике «Сдерживание. Документы об американской политике и стратегии 1945-1950 гг.».

    «ЧАРИОТИР» И «ФЛИТВУД»

    Летом 1948 года родился и очередной план ведения войны против СССР «Чариотир». Его можно смело рассматривать как развитие планов «Бройлер», «Питчер», «Тоталити» и других. Согласно «Чариотиру» война должна была начаться «с концентрированных налетов с использованием атомных бомб против правительственных, политических и административных центров, промышленных городов и избранных предприятий нефтеочистительной промышленности с баз в западном полушарии и Англии». В первый период войны (тридцать дней) предполагалось сбросить 133 атомные бомбы на 70 советских городов (приведенные цифры – самое существенное отличие «Чариотира» от, например, «Тоталити», в котором планировалось сбросить 196 бомб на 20 городов). Из них, восемь атомных бомб на Москву с разрушением примерно 40 квадратных миль [чуть более 100 квадратных километров – А.Ж.] города и семь атомных бомб на Ленинград с соответствующим разрушением 35 квадратных миль [около 90 квадратных километров – А.Ж.]. В последующие за этим два года вой ны на территорию СССР должны были быть сброшены еще 200 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных бомб.
    Командование стратегической авиации предполагало, что где-то в ходе этих бомбардировок или сразу после них Советский Союз капитулирует. Если же этого не произошло бы, в дело должны были вступить сухопутные силы, которым вменялось в обязанность полностью разгромить Советскую Армию (или то, что от нее осталось) и расчленить Советский Союз на зоны оккупации.
    1 сентября 1948 года появился еще один план войны, носивший наименование «Флитвуд». Это был уже не просто «стратегический план», которые обычно держат «под сукном» и применяют лишь в крайних случаях, а конкретное руководство к действию. Его разослали в штабы всех соединений, чтобы те, в свою очередь, составили свои соответствующие оперативные планы.
    В плане «Флитвуд» признавалось, что в начале войны Советский Союз сможет занять всю Европу и часть территории Азии (Ближний и Средний Восток):
    «К исходу шестого месяца боевых действий Советы смогут оккупировать и укрепиться на всем северном побережье Средиземного моря, от Пиренеев до Сирии, и подвергнуть линии коммуникаций в море сосредоточенным ударам с воздуха. Кроме того, СССР через шесть месяцев после начала войны сможет оккупировать Испанию и подвергнуть артиллерийскому обстрелу коммуникации (через Гибралтарский пролив)».
    Итак, по плану «Флитвуд» в первые шесть месяцев войны, несмотря на атомные бомбардировки, Советский Союз мог бы одержать ряд блестящих военных побед и существенно расширить контролируемую территорию. Так зачем же было тогда затевать эту авантюру? А вот зачем. Командование американской стратегической авиации полагало, что пока Советская Армия будет продвигаться по Европе и Азии, атомные бомбардировки подорвут основной аспект советской мощи – политический, который, согласно одному из приложений плана, заключался в следующем:
    «а) прирожденное мужество, выдержка и патриотизм русского населения;
    б) отлаженный и четкий механизм централизованного контроля Кремля в советской орбите;
    в) идеологическая привлекательность теоретического коммунизма;
    г) доказанная способность советского режима мобилизовать прирожденный русский патриотизм в поддержку советских военных усилий;
    д) способность русского народа и правительства вести войну в условиях крайней дезорганизации, как случалось в первые годы второй мировой войны».
    Ну а вслед за подрывом этого «аспекта советской военной мощи» всё для американцев становилось достаточно просто и обыденно: ввод войск на территорию СССР, свержение Советской власти, расчленение страны на оккупационные зоны.
    Прежде чем оценить, стоит отметить пару отличий плана «Флитвуд» от предыдущих планов.
    Во-первых, он предполагал нанесение атомных ударов не только по целям на территории СССР, но по городам в Восточной Европе, таким как Варшава и Прага.
    А, во-вторых, «усложнялись» задачи для сухопутных сил. Им предстояло сначала выбить Советскую Армию из Западной Европы, потом «освободить» население Восточной Европы и лишь затем вторгнуться на территорию СССР.
    Удалось бы реализовать все эти сложные и запутанные схемы ведения военной кампании, неизвестно. Вероятнее всего нет, так как сами разработчики плана «Флитвуд» «вводили» такое большое количество неизвестных факторов, что «однозначного решения» получить никак не удавалось. Но задумывалось всё именно так.
    Оптимизма план «Флитвуд» у американских военных не вызвал. Было больше критики, чем его поддержки. Поэтому в начале 1949 года был создан специальный комитет из генералов армии, авиации и флота под председательством генерал-лейтенанта Хуберт Хармона, которому предписывалось дать оценку последствий намеченного наступления на Советский Союз. Сверхсекретный доклад «Оценка воздействия на советские военные усилия стратегического воздушного наступления» был представлен 11 мая 1949 года.
    Не буду его цитировать (итак уже утомил читателей), а приведу лишь сделанный в докладе вывод (в моем переводе на общедоступный язык): «План «Флитвуд» имеет множество недостатков, делающими его бессмысленным. При разработке новых планов необходимо эти недостатки устранить. А пока следует активно пополнять арсеналы и создавать необходимые условия для победы в будущей войне».
    Что и делалось уже в дни работы комитета: по всему периметру соцлагеря активно создавались военные базы, а в апреле 1949 года появилась Организация Североатлантического договора (блок НАТО).

    Стоит отметить, что появление на мировой арене военно-политического союза НАТО привело к перемене основных положений военной доктрины США. Если до этого предполагалось, что с коммунизмом будет «сражаться» англо-американский альянс, то теперь в ряды «борцов» включались и другие страны Западной Европы. Соответственно изменились и американские планы ведения боевых действий против СССР и его союзников.

    ("Секретные материалы", январь 2011 г.).



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2002. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 06.10.2002.