НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


artlaim.ru
RB2 Network

RB2 Network


Документы

ПАМЯТЬ СЕРДЦА. ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

("Флаг Родины", № 44, 10 марта 2004 г.)



          Историческому полету Юрия Гагарина на корабле <Восток> предшествовала титаническая работа многих коллективов научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро и заводов, создавших ракету-носитель, космический корабль, новую необычную аппаратуру и приборы, наземную инфраструктуру и космический морской флот для обеспечения полета. В этой работе участвовало много крупнейших специалистов из различных областей науки и техники. Коллективные мысли и труд вознесли первого космонавта планеты на вершину космической славы.
          В день его 70-летия в Севастополе встретились ветераны корабельного командно-измерительного комплекса, которым в 1961 году на кораблях четвертой Тихоокеанской океанографической экспедиции посчастливилось быть среди тех, кто в просторах Мирового океана обеспечивал полет Ю. Гагарина.
          Идея создания морского космического флота была высказана Главным конструктором ракетно-космических систем С. Королевым, когда появилась необходимость контроля точности падения головных частей межконтинентальных баллистических ракет в акваторию Тихого океана, а также после успешного запуска 4 октября 1957 года первого искусственного спутника Земли.
          В начале 1958 года <закрытым> постановлением ЦК КПСС и Совмина идея Королева была поддержана. Общее руководство научными, инженерными работами по созданию первого в мире плавучего измерительного комплекса было возложено на НИИ-4 МО СССР. Так родилась научно-исследовательская работа <Акватория>. Ее вели специалисты практически всех отраслей промышленности Советского Союза.
          Одной из труднейших задач стало изыскание подходящих для этих целей судов. Было решено переоборудовать углерудовозы советского проекта, но польской постройки типа <Донбасс>. Это поручили Балтийскому заводу в Ленинграде. На заключительном этапе переоборудования судов началось комплектование их экипажей и штаба соединения, в котором приняли участие Тихоокеанский, Балтийский и Черноморский флоты.
          Черноморский флот направил группу офицеров: Ю. Максюту, В. Седова, М. Чиненова, В. Кефалу, Р. Юлдашева, Г. Метелева, В. Погнаева, автора этих строк и мичмана В. Довганя.
          В установленные сроки переоборудование было закончено. Экспедиционные океанографические суда 1 ранга <Сибирь> - флагман экспедиции, <Сучан> и <Сахалин> стали корабельными командно-измерительными пунктами и предназначались для проведения траекторных измерений на конечном участке полета головной части ракеты, регистрации момента приводнения и определения координат точки приводнения; телеметрических и радиотехнических измерений при запуске космических объектов различного назначения. ЭОС <Чукотка> стало судном-ретранслятором связи.
          24 июля 1959 года на судах четвертой Тихоокеанской океанографической экспедиции (ТОГЭ-4) были подняты флаги гидрографических судов ВМФ. И вскоре они под командованием капитана 1 ранга Ю. Максюты вышли из Кронштадта, чтобы, обогнув Скандинавию, перейти к месту постоянного базирования - на Камчатку.
          Переход прошел успешно, и 5 сентября 1959 года суда стали на якоря в бухте Крашенинникова.
          В начале 1960 года начались пуски межконтинентальных баллистических ракет в акватории Тихого океана. Экипажи судов участвовали в проведении траекторных измерении в районах приводнения головных частей ракет и между пусками обеспечивали выполнение работ по космическим аппаратам, запускаемым в сторону Луны, Марса и Венеры.
          К 12 апреля 1961 года суда находились в точках вдоль трассы полета космического корабля, от сорокового градуса северной широты (ЭОС <Сибирь>) до восьмого градуса южной широты (ЭОС <Сахалин>). ЭОС <Сучан> занял точку несколько южнее экватора.
          Перед выходом в плавание командиру соединения капитану 1 ранга Ю. Максюте был вручен опечатанный конверт с надписью <Вскрыть по особому распоряжению>. И вот оно поступило. Вскрыв пакет с документацией, не без волнения узнали: предстоит работа по космическому кораблю с человеком на борту.
          В документах указывались технология работы, порядок передачи экстренной и текущей информации. В качестве основной задачи судам необходимо было принять и срочно передать на полигон пуска и в ЦУП состояние двух параметров - пульс и дыхание.
          10 апреля на флагман поступила новая разъяснительная телеграмма: при выполнении основной задачи при необходимости быть готовыми вступить в двустороннюю связь с космонавтом, быть готовыми к использованию корабельных вертолетов, плавсредств и обеспечению поисково-спасательных работ в необходимом режиме.
          Наступило 12 апреля. В строгом соответствии с объявляемыми готовностями были введены необходимые режимы технических средств. По 30-минутной готовности на кораблях объявили боевую тревогу, операторы заняли свои рабочие места, включили станции. Поступила циркулярная телеграмма из Тюратама - полигона пуска: <Точное время старта - 9 часов 6 минут 59,7 секунды>. Через 25-30 минут корабль будет в зоне радиовидимости наших судов. Сквозь атмосферные помехи к нам прорывается восторженный голос первого в мире космонавта: "Полет проходит нормально, чувствую себя хорошо". Снимаются параметры дыхания и пульса. Они равны - пульс 76, дыхание 22. Радиограммой эти данные тут же отправляются в ЦУП и Тюратам. Таким образом следящие за полетом космонавта специалисты ЦУП и Главный конструктор, находящийся на космодроме, получили нужную информацию в темпе ее приема. Через пять-шесть минут сигнал пропал, космический корабль скрылся за горизонтом. В это время контроль за его полетом начало другое наше судно и так далее, эстафета продолжалась. Космонавт не вызывал суда на связь, а это значило, что на борту корабля <Восток> все идет по штатному расписанию.
          После отбоя <Боевой тревоги> матросы и офицеры высыпали на верхнюю палубу, выражая свой бесконечный восторг от очередного успеха нашей космонавтики.
          Вскоре пришла радиограмма: <Государственная комиссия благодарит за хорошую работу. Все, можно возвращаться домой>. Но наш труд на этом не закончился: проявлялись киноленты, на столах дешифровщиков снимались отдельные параметры по запросам из Центра. Портрет первого космонавта планеты мы увидели в газетах, прибыв во Владивосток.
          Прошло много лет. На смену экспедиционным океанографическим судам, принимавшим участие в создании надежного ракетно-ядерного щита государства, в обеспечении всех полетов пилотируемых космических кораблей, пришли комфортабельные, оснащенные совершенной техникой научно-исследовательские суда морского космического флота. Новые плавучие измерительные пункты и командно-измерительные комплексы внесли огромный вклад в развитие отечественной космонавтики. Такие НИС, как <Космонавт Владимир Комаров>, <Академик Сергей Королев>, флагман морского космического флота <Космонавт Юрий Гагарин>, способные достать своими антеннами Луну, известны во всем мире. Без них во времена бурного развития космонавтики не обходились стыковки и посадки, они могли автономно управлять полетами космических станций.
          Но те сравнительно небольшие экспедиционные океанографические суда <Сибирь>, <Сучан> и <Сахалин> были первыми.
          В наши дни в Севастополе живут участники обеспечения первых пусков межконтинентальных баллистических ракет в акватории Тихого океана и полета корабля <Восток>, офицеры в отставке П. Васильков, Н. Королев, Б. Жулидов, Р. Юлдашев, В. Поздеев, С. Чистяков, Г. Антипов, мичман в отставке В. Довгань и автор этих строк.
          Гордость за нашу Родину, чувство сопричастности к созданию надежного ракетно-ядерного щита советской державы и космическим исследованиям согревали сердца моряков, помогали им переносить трудности многомесячных плаваний в тропической зоне океана. Дружба моряков, зародившаяся в те дни, сохраняется и по сей день.

          Капитан 1 ранга в отставке Валерий Сорокин.



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2009. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 13.12.2009.