НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Michael kors! Часы которые выбирают звезды Голливуда
myvipbags.ru
RB2 Network

RB2 Network

ТО установок. Выезд спецов: установки рекуперации паров. Альпинисты монтажники кровельщики.
Юрий Гагарин


ОТРЯД СТАЛ НАЗЫВАТЬСЯ ГАГАРИНСКИМ



         У меня с Гагариным были теплые дружеские отношения. Впервые мы встретились в 1959 году, когда проходили медицинский отбор в отряд космонавтов. Он мне сразу понравился. Парень такой веселый, общительный, как мы теперь выражаемся, коммуникабельный. Когда мы приехали в Москву, я узнал, что у него жизненный опыт такой же, как и у меня. Он учился в ремесленном училище в Люберцах, я в Белой Церкви. Он окончил Саратовский техникум как металлург, а я Магнитогорский. Он летал в аэроклубе в Саратове, а я в Магнитогорске.
         По приезде в Москву меня назначили старшим группы, избрали секретарем партийной организации. Тогда назывался не отряд, а просто группа космонавтов. А потом уже, когда Юра слетал, он стал командиром отряда. Поэтому отряд и стал называться гагаринским. Все прекрасно понимали: и Сергей Павлович Королев, Генеральный конструктор, и Константин Андреевич Вершинин, Главнокомандующий ВВС, и Евгений Анатольевич Карпов, командир нашей войсковой части, что всю группу почти из 20 человек сразу готовить нельзя. Тогда было отобрано шесть человек: Юрий Гагарин, Герман Титов, Авдриан Николаев, Валерий Быковский, я и еще Анатолий Карташов (его потом по состоянию здоровья списали), шестым стал Григорий Нелюбов. И вот все шесть человек готовились не к первому, а к первым космическим полетам. Мы знали прекрасно, что полетит кто-то один. У всей нашей группы, не только нашей "шестерки", симпатии были, конечно, на стороне Гагарина. И даже когда решался вопрос, меня спросил Карпов: "Как старший группы, как секретарь партийной организации, кого ты порекомендуешь?" Я ответил: "Евгений Анатольевич, я не знаю, что Вы ждете от меня, но я Вам скажу: первым должен быть Гагарин". Он засмеялся, пожал мне руку и говорит: "Молодец. Я думал, что ты скажешь: "Я полечу".
         За Гагарина были и Королев, и Вершинин, и Каманин (помощник Главкома ВВС по космосу). Титов был назначен его дублером.
         Все приступили к тренировкам. Первая "шестерка" вылетела на старт, а остальные ребята были направлены на наземные измерительные пункты. На космодроме с Юрой Гагариным мы спали в одной комнате (предстартовую ночь он был с Германом, как положено, с дублером). Однажды перед сном я ему говорю: "Юр, вот ты слетаешь (а мы так примерно представляли, что потом будет, ну, как челюскинцев встречали, как первых летчиков - Каманина, Водопьянова, Чкалова), слава придет к тебе, почет и забудешь ты нас, своих друзей". Он вскочил с кровати и говорит: "Паша, как тебе не стыдно, ты прошел такую же школу, как и я, и ты мне так говоришь об этом". Мы действительно не ошиблись, потому что Юра не зазнался, в нем этого никогда не проявлялось.
         Королев обратился ко мне с таким предложением: "Паша, ты будешь у нас первым связным, Юра сядет в корабль, а ты будешь находиться в бункере вместе с нами, поддерживать с ним связь".
         Королев понимал, что Юре будет приятно слышать голос своего товарища, своего друга. В бункере находилось 5 человек: Королев, Каманин, два пускающих (от военных был полковник Кириллов, а от промышленности Воскресенский) и я.
         Ну а потом было знаменитое гагаринское "Поехали".
         Полет шел нормально. Когда слетел головной обтекатель и Юра впервые увидел с такой большой высоты Землю, он воскликнул: "Ой, какая же она красивая!" Его полет и приземление прошли нормально.
         Потом Юра начал путешествие по странам и континентам. Мы немного побаивались, как бы что-то получилось не так. В таком-то возрасте, 27 лет, слава на весь мир. Встречался он со всеми, на разных уровнях, начиная от простых тружеников и кончая президентами, генсеками, королями. Он, молодец, все выдержал, обезоруживая всех своей знаменитой улыбкой и своей простотой. Люди не могли предъявить ему никаких претензий, потому что они видели, что все идет от души. Нас же никто не учил, как правильно сидеть, как вилку и нож держать, что кушать, с чего начинать.
         Был такой случай у Юры на приеме у английской королевы. Он был приглашен на ланч. За столом они вдвоем, напротив друг друга. Юра рассказывал: "Столько столовых приборов лежит справа, слева, впереди, я и не знаю, за что взяться, решил повторять все, как делает королева". А она тоже сидит и смотрит на него. А потом Юра не выдержал, улыбнулся и говорит: "Ваше королевское величество, я простой летчик, каких у вас сотни. Меня не обучали, как и что надо делать за столом". Она засмеялась и сказала: "Мистер Гагарин, я родилась и воспитывалась в Букингемском дворце, но я тоже не знаю (на то она и королева и дипломат, чтоб так сказать), как и что надо делать. Давайте будем кушать так, как кому удобно".
         Короче говоря, сама жизнь заставляла нас учиться всему. Юра это все выдержал, как говорится, вынес. Я хоть и старше был, но все равно с удовольствием у него учился многим вещам, и выдержке, и умению руководить, так, как это делал он, став командиром отряда. Он молодец. Мы всегда советовались, как и что необходимо сделать. Я еще четыре года был секретарем партийной организации, поэтому разговоры были у нас разные. Когда Юрий еще был жив, у нас было заведено правило, называлось оно просто - надо собраться. Если кто-то из нас неправильно себя вел, любой из нас мог подойти и сказать Гагарину: "Юрий Алексеевич, надо собраться". Собираемся и начинаем песочить, причем любого из нас, в том числе и самого Гагарина. Свои же собирались ребята. Жаль, что такого нет сейчас. Можно было бы многое-многое исправить, если бы такая традиция продолжалась. Но с уходом Юры традиция эта, к сожалению, была нарушена.
         Гибель Юрия была для всех нас страшным ударом. Сейчас ходят разные версии о причине его гибели. Я хочу сказать о том, что никто не знает, почему это произошло.
         Гагарин прожил очень яркую жизнь, я, например, уверен, если бы он и Королев не ушли так рано из жизни, наша космонавтика развивалась бы совсем по-другому.

         Павел Попович,
         летчик-космонавт СССР


         (Опубликовано в журнале "Аэрокосмический вестник", 2001, № 1).



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2009. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 13.12.2009.