НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Пошив штор. Выезд дизайнера на дом
shtory-deco.ru
RB2 Network

RB2 Network


Юрий Гагарин


ОН СКАЗАЛ "ПО-Е-ХА-ЛИ!"



         40 лет минуло со времени осуществления первого в истории человечества космического полета, совершенного Юрием Алексеевичем Гагариным. Эти дни врезались в память всех, кто их пережил. Каждый сохранил это событие в своих ощущениях и волнениях на всю свою жизнь.
          В жизни каждого поколения в какой-то мере находит отражение тех дней эпохи.
          В России отмечается немало космических дат, но, к сожалению, не всегда вспоминают первопроходцев Байконура, его военных испытателей, которые несли основное бремя подготовки на технической и стартовой позициях, в бессонных испытательных буднях не раз рисковали не только карьерой, но и здоровьем, а порой и жизнью. Ведь часто при испытаниях (об этом не писали в газетах) ракеты имеют склонность падать и взрываться чаще на стартах или близи их, там, где находится стартовая команда испытателей.
          С. П. Королев говорил:
          - Мы - участники. Гагарин - самый известный участник. Мы современники Гагарина, и мы обязаны не забывать, назвать тех, кто своим ратным трудом прославил Россию. Если Вы один из участников, напишите. Не важно, что Вы делали - рыли котлован под стартовой комплекс, готовили пищу, пилотировали вертолет поисковой группы, проводили испытания космических аппаратов (КА) или ракет-носителей (РН) и так далее. Вы участники исторического момента времени нашей планеты, и Вы должны осознать себя поэтому личностью исторической и почувствовать свою ответственность перед будущим поколением.
          За 10 лет службы на космодроме испытателем космических аппаратов событий пролетело много, но это и не удивительно, так как это были первые наши годы освоения космического пространства.
          Для меня и моих коллег по 31 отделу 12 апреля 1961 года и связанные с ним события остались на всю жизнь самыми незабываемыми .Судьба сводила с многими из тех при испытаниях космических аппаратов, кто непосредственно создавал ракетно-космическую технику, был организатором наших космических программ, как С.П.Королев, Г.Н.Бабакин, К.Д.Бушуев, Л.А.Воскресенский, М.В.Келдыш, В.П.Мишин, Ю.П.Семенов, Б.В.Раушенбах, Б.Е.Черток, П.В.Цыбин, О.Г.Газенко, Е.В.Шабаров, А.И.Осташев, А.В.Палло, О.Г.Ивановский, Е.А.Фролов и многие другие.
          Офицеры - А.Г.Мрыкин, Г.А.Тюлин, А.С.Кириллов, А.П.Долинин, В.Я.Хильченко, В. И. Меньшиков, И. М. Хомяков, В. И. Ярополов и многие другие.
          Общение с этими людьми оставило незабываемый след в моей жизни.
          Пишу только о тех событиях, участником которых был лично сам. После окончания в 1958 году Рижского высшего инженерного авиационного училища ВВС им. К.Е. Ворошилова, службы в 50-й Воздушной Армии Дальней авиации на различных должностях, переучивания на Государственном центральном полигоне Министерства Обороны - Капустин Яр на ракеты 8Ж38, 8К51, несения боевого дежурства в Прибалтике поселок Паплака на ракете С. П.Королева 8К51, в конце 1960 года был направлен для прохождения дальнейшей службы в войсковую часть 11284 с предписанием явиться в распоряжение К.В.Герчика. Я не предполагал, что придется трясись в вагоне скорого поезда около трех суток, пока поезд не преодолел расстояние от Москвы до этих выжженных солнцем, богом забытых казахстанских степей. Утром поезд прибыл на небольшую станцию, находившуюся в двух с половиной тысячах километров от Москвы. По мере приближения к неизвестной мне станции сонный вагон потихоньку приходил в движение, точечками в ночи уже мерцали огни приближающего поселка. В дальнейшем я знал, что это г. Казалинск и по нему в дальнейшем определял время прибытия поезда на нашу станцию “Тюра-Там”. То и дело хлопала дверь тамбура и в поезде было много военных, золотые пушки на черных петлицах обозначало, что они принадлежат к артиллеристам или ракетчикам.
          Поезд останавливался на станции в то время не более, чем на одну минуту. Заскрежетали тормоза и поезд остановился. Маленькое станционное здание, несколько домиков и десятка два мазанок, вросших в землю, несколько запыленных улочек белоснежным снегом маленького поселка, -вот что бросилось в глаза, спрыгнув с вагонной подножки поезда. Куда ни глянь - заснеженная равнина.
          Только через некоторое время узнал, что в переводе с Казахского “Тюра-Там” означает “священное место”, здесь располагался - могильный памятник святого, что в дальнейшем предопределило название данной станции.
          В то время еще не получили своего распространения громкие, известные тогда названия - космодром Байконур, Звездоград, Ленинск. Каждый пункт городка имел свое цифровое обозначение: “десятая площадка” - жилой городок, “девятая” - аэродром, “вторая” - испытательная площадка, с которой были запущены ракеты С.П.Королева - Р7, первый искусственный спутник Земли (ИСЗ) и Юрий Алексеевич Гагарин и другие космонавты, впоследствии названная в честь первого космонавта планеты “Гагаринским стартовым комплексом” и так далее.
          Летом здесь стоит изнуряющая жара, в то время как зима сурова, бесснежная и сильные ветры. Здесь часто ураганные ветры, песчаные бури. Растет здесь низкорослый карагач, кусты саксаула и море верблюжьей колючки. А ранней весной создается прекрасная картина, которая радует каждого, кто увидит ее, по всей необъятной степи, куда не глянь расстилается расцвеченный красками тюльпанами ковер.
          Захожу к военному коменданту станции, посмотрев на мое предписание, предлагает мне воспользоваться попутной машиной, идущей на 10-ю площадку, и ехать в штаб части товарища К.В.Герчика. Через несколько минут езды на попутной машине, после тщательного досмотра на контрольно-пропуском пункте, просматривался городок, скрытый от постороннего взора со станции от проходящих поездов. Эта и была десятая площадка - жилая и административная зона полигона Байконура. На душе стало легче, когда увидел несколько каменных домов, штаб полигона, 4-х этажную школу, 2-х этажную столовую для личного состава и гражданского персонала, деревянный кинотеатр, строящийся дом офицеров и универмаг, офицерское и женское общежитие, несколько десятков деревянных жилых домиков, расположенных рядом с рекой Сыр-Дарья, разные хозяйственные строения.
          Разместившись в “деревянной” гостинице на десятке, - так мы называли большую комнату, где могли разместиться человек 40-50 одновременно, отправился в штаб войсковой части.
          Прибыв в отдел кадров, капитан В.И. Сорокин направил меня в один из кабинетов для беседы с руководством, которые формировали вновь, создающийся 31 отдел в/ч 11284 для испытания космических аппаратов.За столом сидел полковник В. А .Боков - заместитель начальника полигона по опытно-испытательным работам (ОИР) и начальник, создающегося отдела, подполковник А. П. Долинин. Они предложили сесть, стали задавать вопросы: ''Какое учебное заведение закончил? Где служил? На каких должностях? Знаком ли с ракетной техникой?" В конце беседы предложили должность инженера-испытателя с окладом 1600 рублей, выйти и подумать о своем решении. Я не раздумывая, сказал, что согласен.
          Таким образом я был эачислен в группу комплексных испытаний космических испытаний 31 отдела. В отдел входило несколько групп по испытания систем космических аппаратов: группа механо-сборочных работ, двигательных установок и пневмовакуумных испытаний; группа комплексных испытаний; группа автономных испытаний; группа испытаний радиосистем и лаборатория испытаний фототелевизионных систем. Мне пришлось работать в одной из важнейших служб полигона - опытно-испытательной. В первое испытательное управление входили отделы и лаборатории по испытанию бортовых систем ракет-носителей и КА. Именно здесь выдавалась окончательная путевка в жизнь той или иной системе.
          В начале 1961 года мой опыт испытательной работы и большинство офицеров отдела ограничивался участием в и испытаниях: 2-х автоматических межпланетных станций (АМС) - “Венера” и двух беспилотных кораблей-спутников “Восток” с антропометрическим манекеном в кресле космонавта и собачками “Чернушка” и “Звездочка” на борту.
          Беспилотные запуски корабля-спутника “Восток”, надежность работы конструкции космических аппаратов и их систем укрепляли веру в успех первого пилотируемого полета человека в космическое пространство. Я в то время на технической позиции выполнял обязанности боевого расчета электрика-бортовика, а на стартовом комплексе отвечал за функционирование бортовых систем спускаемого аппарата, находясь на верхней площадке у люка спускаемого аппарата. В памяти на всю жизнь остались этапы подготовки КА “Восток”. Нам испытателям не верилось, что эти испытания являются завершающими в многолетнем труде коллектива, возглавляемого С.П.Королевым. Все работали самоотверженно, не считаясь с личным временем и отдыхом. События, предшествующие запуску первого человека в космическое пространство, продвигались с невероятной быстротой и требовали большой собранности и ответственности. Накаленная обстановка произошла при подготовке манекенного варианта с собачкой Чернушкой на стартовой позиции. Находясь около спускаемого аппарата вместе с рядовым из 5-ой группы в/ч 25741 Б.Я.Даниловым, следя за действиями специалистов согласно графика проведения операций внутри спускаемого аппарата, я нарушил инструкцию действий боевого расчета при проведении работ внутри спускаемого аппарата на стартовой позиции. Пустил в спускаемый аппарат А.М.Генина из группы медиков, когда по графику они закладывали питание космонавту, который, открыв гермошлем манекена Иван Ивановича поместил в скафандр биологические объекты и тем самым нарушил герметичность скафандра. Произошло это перед самым закрытием люка. Прибыв на верхний мостик инженер испытатель, конструктор завода № 918 Ф.А.Востоков со своими специалистами для осмотра кресла космонавта, скафандра и подключение электрических разъемов в катапульте. Докладываю В.И.Ярополову, что Ф.А.Востоков со своими специалистами приступает к заключительным операциям по скафандру и креслу. Вдруг через некоторое время Ф.А.Востоков, весь красный от ярости, взглянув на нас, молнией бросается к лифту и стремительно спускается вниз на “ нулевую” отметку, где в данный момент собралось все техническое руководство. Нам сверху видно как он подбегает к ведущему конструктору О.Г.Ивановскому и что-то сердито ему объясняет.
          Меня тут же доставили “на ковер” к С.П.Королеву, где уже с ним находились А.С.Кириллов -начальник первого испытательного управления, А.П.Долинин - начальник 31 отдела, В.И.Ярополов - мой непосредственный начальник. “Вы что там, собственно, делаете у спускаемого аппарата. Вы понимаете, что все это означает? - были слова С.П.Королева, обращенные ко мне. - Почему Вы допустили постороннего в кабину корабля?”
          Я молчал, красный как рак покрылось мое лицо, сразу понял свою оплошность, волновался, сильно переживал промах в своих действиях, но данный случай послужил мне хорошим уроком на будущее. Как позже рассказал О.Г.Ивановский, пакеты, вложенные А.М. Гениным, предназначались для биологического эксперимента: в них были заложены семена лука. Тем не менее к вечеру этого дня медиков на одного стало меньше, а О.Г.Ивановский получил свою “порцию” от С.П.Королева, а я от своих начальников.
          9 марта 1961 года в 9:28:59,6 состоялся пуск корабля-спутника 3КА №1 с антропометрическим манекеном, собачкой Чернушкой и другими обитателями по программе, предлагаемой для пуска человека. Через 108 минут спускаемый аппарат благополучно возвратился на Землю в положенном районе в 250 километрах от г.Куйбышева.
          Государственная комиссия принимает решение готовить к пуску следующий корабль с манекеном и собачкой, который должен повторить программу пуска 9 марта. В начале марта второй КА из этой серии с записью в формулярах “Годен для 3КА” были доставлены на техническую позицию площадки № 2 для испытаний.

          18 марта - суббота.

          Накануне запуска пятого корабля с манекеном и собачкой “Звездочкой ” мы увидели, как в монтажно-испытательный корпус (МИК) направлялась группа офицеров в форме Военно -Воздушных Сил, возглавляемая Героем Советского Союза генералом Н.П.Каманиным, руководителем центра подготовки космонавтов специалистом в области авиационной медицины Е.А.Карповым и генералом Л.И.Горегляд. Среди них был и будущий первый космонавт. На следующий день А.П.Долинин и В.И.Ярополов (он в тот момент находился на испытательной площадке около кресла с манекеном, и подавал команды на центральный пульт управления, что подтверждает 25-я фотография в книге Ярослава Голованова - Космонавт № 1, Москва, Известия. 1986 г.) рассказал нам, что в группе молодых офицеров были будущие космонавты. Они находились группой между космическим аппаратом и блоком "Е". Пояснения и отвечал на вопросы ведущий конструктор О.Г.Ивановский.
          Это были Григорий Григорьевич Нелюбов, Герман Степанович Титов, Юрий Алексеевич Гагарин, Андриан Григорьевич Николаев, Валерии Федорович Быковский, Павел Романович Попов.

          20 марта - понедельник.

          В одной из лаборатории на первом этаже МИКа будущие космонавты проводили тренировку в надевании и регулировании скафандра под руководством ведущего конструктора О.Г.Ивановского и ведущих специалистов по скафандру Федора Анатольевича Востокова и Виталия Ивановича Сверщика. Мало кто знал в то время, что к данному моменту было изготовлено только всего три индивидуальных скафандров для Ю.А.Гагарина, Г.Г.Нелюбова и Г.С.Титова.

          21 марта - вторник.

          Космический аппарат был полностью подготовлен для стыковки с ракетой. После 17 часов местного времени, когда основная часть личного состава покинула МИК, на площадку, где находился КА, появились Ю.А.Гагарин, Г.Г.Нелюбов, Г.С.Титов в сопровождении технического руководства и специалистов, для проведения тренировки в надевании скафандра, посадки космонавтов в скафандрах в кабину космического корабля, проверки скафандров и средств связи. Надевание скафандра занимало не более 20-25 минут, а посадка в кабину спускаемого аппарата и проверка оборудование на функционирование занимала 15-25 минут. Руководил данными включениями с подачей бортового питания на некоторые системы КА В.И.Ярополов и В.Я.Хильченко.

          22 марта - среда.

          С 10.00 часов утра до обеда Главный конструктор наземного испытательного комплекса и систем Владимир Павлович Бармин вместе со своими заместителем Борисом Михайловичем Хлебниковым проводили ознакомительную экскурсию с космонавтами по стартовому комплексу.

          23 марта - четверг.

          В лаборатории МИКа на первом этаже ведущий инженер ЛИИ Сергей Григорьевич Даревский проводил занятия с группой космонавтов по коррекции глобуса на пульте пилота.

          24 марта - пятница.

          В 13.00 ракету с КА и манекеном в кресле пилота вывезли на стартовую позицию и под руководством ветерана полигона Виталия Алексеевича Романенко установили в стартовое сооружение. К 18 часам Ю.А.Гагарин и Г.С.Титов облачились в скафандры с помощью специалистов и в специальном голубом автобусе ЛАЗе прибыли на стартовую позицию. С помощью ведущего конструктора и ветерана полигона В.Я.Хильченко, а также Вадима Анатольевича Холина, отвечающего за установщик и лифт, провели тренировку по подъему на лифте к космическому аппарату Ю.А.Гагарина и Г.С.Титова и прохождение ими расстояние от лифта на верхней площадке установщика к люку спускаемого аппарата. Ю.А.Гагарин в присутствии С.П.Королева попробовал, насколько будет удобно садиться в спускаемый аппарат. Затем сошел на две ступеньки вниз с приставочной площадки и С.П.Королев повел его вокруг обтекателя. А тем временем Г.С.Титов выполнил те же операции, что и Ю.А.Гагарин. Затем они все спустились на нулевую отметку стартового комплекса и вернулись в автобус.

          25 марта - суббота.

          В 6 часов 30 минут М. В. Келдыш провел короткое заседание членов Государственной комиссии. За час до старта С.П.Королеву и А.С.Кириллову специалисты из отдела подполковника Владимира Ивановича Самонова доложили, что один из датчиков на третий ступени ракеты носителя вышел из строя. Главный конструктор блока “Е” Семен Ариевич Косберг, посоветовашись со своими специалистами, дает указание отключить данный датчик. Специалисты первого отдела поднялись к лючку третьей ступени отключили его.
          25 марта космический аппарат 3КА № 2 манекеном и собачкой “Звездочкой” кличку, которой предложил Ю.А.Гагарин, вышел на орбиту без всяких происшествий. На сей раз все шло строго по программе: все системы корабля функционировали нормально, через полтора часа он приземлился в заданном районе. Приземление прошло благополучно и собачка Звездочка чувствовала себя довольно хорошо.
          Успешное завершение испытаний двух беспилотных космических аппаратов дало возможность С.П.Королеву и членам Государственной комиссии доложить правительству, что отработка полета кораблей на орбите проводится в соответствии с утвержденной программой и подтверждается реальная возможность осуществления первого полета человека в космическое пространство.

          3 апреля - понедельник.

          С П. Королев с группой специалистов вылетел на полигон .А в этот период на космическом аппарате проводились заключительные операции для стыковки с ракетой-носителем.

          5 апреля - среда.

          Тремя самолетами прибыли на полигон вся первая группа космонавтов в сопровождении врачей, кинооператоров, репортеров. В целях безопасности космонавты были размещены в разных самолетах, как нам рассказал начальник нашего отдела А.П.Долинин.
          На первом самолете летели: генерал Н.П.Каманин, Ю.А.Гагарин, Г.Г.Нелюбов, П.Р.Попович, Е.А.Карпов, В.И.Яздовский.
          На втором самолете летели: генерал Л.И.Горегляд, Г.С.Титов, А.Г.Николаев, В.Ф.Быковский, тренер по парашютному спорту Н.К.Никитин и известный физиолог, академик АМН В.В. Парин.
          На третьем - врачи, кинооператоры, репортеры.
          Но нам еще только начинающим испытателям эти фамилии ничего не говорили, это потом в процессе подготовки космического аппарата мы познакомились с ними.

          6 апреля - четверг.

          На полигон прилетел председатель Государственного комитета по оборонной технике и председатель Государственной комиссии Константин Николаевич Руднев. После 17 часов в МИКе на первом этаже в одной из лабораторий Ю.А.Гагарин и Г.С.Титов примеряли свои индивидуальные скафандры под руководством Главного конструктора катапультируемого кресла, скафандра, системы жизнедеятельности космонавта, ассенизационного устройства Семена Михайловича Алексеева и ведущих специалистов В.И. Сверщика и Ф. А. Востокова.

          7 апреля - пятница.

          К 10 часам в одной из лабораторий МИКа на первом этаже были развернуты приборная доска пилота с глобусом, при помощи которого космонавт может определить точку земной поверхности, над которой находится в данный момент времени космический аппарат. Выбирается момент включения тормозной двигательной установки (ТДУ) с целью приземления в заданном районе в случае применения ручной системы ориентации корабля и управления спуском с орбиты. Необходимо напомнить читателям, что если откажет по каким-то причинам тормозная двигательная установка (она на первых “Востоках” могла включаться только один раз), то специалисты по баллистическим расчетам предлагали выводить космический аппарат на более низкую орбиту, чтобы за счет аэродинамического торможения в верхних слоях атмосферы постепенно снижалась скорость и через восемь - десять суток КА мог бы спуститься на поверхность нашей планеты, но где - это было неясно, то ли на суше, то ли в океане.
          Пульт управления пилота был расположен рядом с контрольно-проверочной аппаратурой. Ю.А.Гагарин, Г.С.Титов, Г.Г.Нелюбов выполняли все необходимые операции по ручной ориентации космического аппарата, включению ТДУ и контролю программы спуска по установленному на приборной доске пилота индикатору. Все необходимые операции выполнялись под контролем Главного конструктора СКБ ЛИИ С.Г.Даревского, где разрабатывали пульт пилота и первый космический тренажер. Руководил этими тренировочными занятиями В.И.Ярополов. Этажом выше по специальной радиопереговорной линии, наземной станции “Заря” Главным конструктором, которой являлся Юрий Сергеевич Быков, тренировкой руководил начальник лаборатории радиосистем космических аппаратов Участник Великой Отечественной Войны инженер-майор Г.Д.Ракитин. Космонавты отрабатывали доклады на Землю, привыкали к своим позывным: Гагарин - “Кедр”, Титов - “Орел” с ними поддерживал радиосвязь будущий космонавт № 4 П.Р.Попович.

          8 апреля - суббота.

          К 9 часам космонавты прибыли в МИК для проведения тренировочных занятий в спускаемом аппарате корабля. Космический аппарат был установлен на специальной подставке (которая в настоящее время находится в газодинамической лаборатории (ГДЛ) Петропавловской крепости), огороженной стойками с натянутой белой лентой, освещался юпитерами. Для подъема космонавта к СА использовался легкий передвижной лифт. Вдруг в дверях МИКа появились космонавты, облаченные в скафандры, в сопровождении С.П.Королева и ведущего конструктора О.Г.Ивановского. Первым должен был проводить тренировку Ю.А.Гагарин, а за ним Г.С.Титов, специалисты, принимавшие участие в “обживании” корабля космонавтами, заняли свои рабочие места у своих наземных пультов. Включение всех систем осуществлялось с наземного центрального пульта управления (ЦПУ) за которым находились В.Е.Стаднюк, Ю.А.Карпов, В.К.Щевелев. В.И.Ярополов согласно программе проведения тренировки подавал команды по шлемофонной связи, а операторы определенных систем включали свои системы на космическом аппарате, чтобы космический аппарат, как говорят испытатели: “дышал”.
          Космонавты, находясь в спускаемом аппарате, следили за включением систем, выполняли различные манипуляции и отрабатывали определенные навыки по управлению КА. На верхней площадке возле люка спускаемого аппарата космонавтам давали рекомендации ветеран полигона В.Я.Хильченко и ведущий конструктор О.Г.Ивановский.
          Все происходило строго согласно тщательному проработанному графику тренировки. Возглавлял тренировку космонавтов начальник первого испытательного управления А.С.Кириллов (впоследствии Герой Социалистического труда, генерал-майор). А. С. Кириллов участвовал в отработке, испытаниях и запусках различных ракет и космических аппаратов. Он был испытателем с большой буквы, имея высокий профессиональный уровень испытателя и руководство научными исследованиями, проявлял большую доброжелательность ко всем испытателям, особенно, к молодым, которые только начинали познавать азбуку испытаний космической техники. Тактично указывал на все недостатки у них при проведении испытаний и своими советами помогал от них избавиться. Широта его взгляда, собранность, решительность характера, с необычно широким техническим кругозором позволяло Анатолию Семеновичу оказывать влияние на принятие правильного технического решения при испытаниях. Он всегда лично принимал активное участие в анализе неисправностей, не стеснялся лишний раз обратиться за разъяснением причины отказа при функционировании системы космического аппарата к своим подчиненным.
          Вдруг рабочую обстановку нарушило появление в МИКе группа лиц, в состав которой были С.П.Королев, председатель Государственной комиссии К.Н.Руднев, академик М.В.Келдыш и другие известные ученые. С.П.Королев был сосредоточен, погружен в свои мысли. Подойдя с группой поближе к стенду, С.П.Королев поздоровался, затем спросил у Кириллова: “Как, обжили корабль?” Начался непринужденный разговор, за которым никто и не заметил, как спустились Ю.А.Гагарин и Г.С.Титов, которые подошли к группе технического руководства. Они доложили о проделанной тренировке.
          В 17 часов состоялось заседание Государственной комиссии, на котором было принято решение о запуске космического аппарата с человеком на борту.

          9 апреля - воскресенье.

          На стартовой площадке и в МИКе происходит напряженная работа по подготовке стартового комплекса, ракеты-носителя и космического аппарата. Поздно вечером закончились заключительные операции по подготовке космического аппарата к стыковке с ракетой.

          10 апреля - понедельник.

          Вспоминаю случай накануне вывоза ракеты и космического аппарата на стартовую позицию. Утром, войдя на испытательную площадку, где находился подготовленный космический аппарат для стыковки ракетой-носителем, видим, что у стены МИКа в большой красной заглушки от камеры сгорания двигателя первой ступени ракеты-носителя, находится груда различных разъемов и электрических проводов массой около 6-8 кг. Нас охватил ужас. Откуда все это? Оказывается, О.Г.Ивановский ночью самолично принял решение уменьшить массу спускаемого аппарата путем удаления части электрических жгутов с разъемами, не задействованных на пилотируемом варианте. Все это произошло на космическом аппарате, прошедшем полный цикл электрических испытаний и подготовленном для стыковки с ракетой. Операция взвешивания КА показала небольшое превышение веса над расчетным, допустимым исходя из энерговооруженности ракеты-носителя, перед сборкой головного блока. На борту КА имелось некоторое количество электрических жгутов, которые в беспилотном, манекеном варианте обеспечивали функционирование системы аварийного объекта (АПО). Он составил технологическое указание (ТУ) об обрезке кабелей с тяжелыми штепсельными разъемами. В результате такой операции произошло произошло уменьшение веса спускаемого аппарата (отрезали согласно ТУ по принципу гребенки, с резкой длины каждой отдельной отрезаемой жилы). Обрезание бортовых жгутов в спускаемом аппарате проводил номер боевого расчета из 5-ой группы рядовой Б. Я. Данилов. И все это произошло на космическом аппарате, прошедшем полный цикл электрических испытаний и подготовленном для стыковки с ракетой.
          Было много волнений и “ горячих” разговоров между руководством. Несколько раз звучало: “Отправлю в Москву по шпалам!”. В конце концов все обошлось, но пришлось каждую в отдельности изолировать, провести дополнительные электрические испытания при заправленной ТДУ и установленных пиропатронах.
          Вечером состоялось торжественное заседание Государственной комиссии по запуску “Восток” на котором было принято решение об осуществлении первого в мире полета ракеты с космонавтом на борту 12 апреля 1961 года. Утвердили первым летчиком-космонавтом Ю.А.Гагарина, дублером - Г.С.Титова. А в это время проводилась стыковка космического аппарата с ракетой-носителем, шли заключительные операции. Мы с руководителем электрических испытаний Б.Н.Филиным прозваниваем электрические цепи соединений ракеты и космического аппарата. После проделанной работы, наблюдаем за виртуозной работой монтажников и крановщиков под руководством ветерана космодрома Н.П.Синеколодецкого. Крановщики медленно и осторожно подводят КА к ракете, устанавливаются крепежные - и стыковка закончена. Надевается головной обтекатель на космический аппарат.

          11 апреля - вторник.

          Под утро провели предстартовые горизонтальные испытания -проверочные электрические включения. В 5 часов 40 минут - все готово к вывозу на стартовую позицию. К этому времени прибыли С.П.Королев, его заместитель по испытаниям Л. А. Воскресенский и руководитель стартовой группы А.С.Кириллов. Подается команда, раздвигаются ворота МИКа и ракета-носитель с космическим аппаратом медленно начинает путь по казахской земле на стартовый комплекс. Тепловоз двигается настолько медленно, что идущие рядом с ней, не отрывают свои взгляды от величественной картины.
          Ракета с КА “Восток-1” устанавливается в стартовое сооружение, поблескивая серебром восходяшего солнца. Четко и слаженно работают стартовые расчеты. Со своим помощником Б.Я.Даниловым поднимаемся на сорокаметровую высоту по ферме установщика и оказываемся с ним на поясе площадки у посадочного люка спускаемого аппарата. У самого люка на площадке находилась приставная площадочка с двумя ступеньками, с помощью которой забирались в кабину спускаемого аппарата для проведения различных операций. Люк в СА был прикрыт предохранительной крышкой, которую осторожно снимаем, а В.Н.Андрианов на нижней площадке на уровне приборного отсека (ПО) подключает стоконтактный отрывной штеккер космического аппарата, с помощью которого подается напряжение и различные команды на системы КА с ЦПУ. По команде В.И.Ярополова, который расположился на нулевой отметке, В.Е.Стаднюк подает напряжение на борт КА с ЦПУ, находившийся в бункере пультовой носителя в левом углу. Кабина освещается бортовыми светильниками и после доклада В.И.Ярополову, разрешаем точно по утвержденному графику первого дня специалистам по системам СА приступить к предстартовым операциям по проверке бортовых систем КА.
          К 10 часам утра прибыли на стартовую позицию Н.П.Каманин, В.И.Яздовский, Ф.А.Агальцов, а в это время председатель Государственной комиссии К.Н.Руднев и С.П.Королев находились на верхнем мостике около СА и С.П.Королев давал пояснения ему по устройству космического аппарата “Восток-1”. Затем подвел его к отверстию в ферме и объяснял ему, зачем это отверстие сделали в ферме обслуживания. Дело в том, что в случае возникновения нештатной ситуации, космонавт может аварийно катапультирован через отверстие в головном обтекателе и ферме обслуживания на стальную сетку, которая перекрывала часть котлована. "На всякий случай", - ответил, улыбаясь, С.П.Королев.
          Приближается полдень, а в 13 часов должна состояться встреча со стартовой командой. Этот ритуал оставался до определенного времени. Космонавтов, членов Государственной комиссии встретили бурной овацией. У всех было приподнятое настроение, гордились тем , что и их частица труда вложено в общее дело. Ю.А.Гагарину, Г.С.Титову, Г.Г.Нелюбову были вручены желтые и красные степные тюльпаны. Ю. А. Гагарин заверил, что приложит все силы и знания для выполнения исторического полета. Обходя строй под бурные аплодисменты, космонавты слышали слова пожелания успешного полета. После этого Ю.А.Гагарин с Главным и в сопровождении ведущего конструктора направились к лифту. Дверь лифта отворилась, и первым вышел Олег Генрихович, за ним С.П.Королев и Ю.А.Гагарин. Он поднялся к поднялся к спускаемому аппарату, заглянул внутрь, внимательно осмотрел кабину. Сергей Павлович, обращаясь ко мне, спросил: "Ну как, теперь пустишь в кабину корабля?" - намекая на известный уже случай.
          В делах и заботах пролетел день, вечером мы не поехали в жилой городок, а остались отдыхать в монтажно-испытательном корпусе. Мы расположились в комнате на втором этаже, где раньше находилась лаборатория системы аварийного подрыва ракеты (АПР). Улеглись В.И.Ярополов, В.Е.Стаднюк и Е.А.Ануфриенко. Никто не мог заснуть. Все жили ожиданием предстоящего полета. В темноте послышались шаги, дверь приоткрылась: “Завтра, точнее, уже сегодня, у них будет напряженный день, не будем им мешать. По голосам мы узнали С.П.Королева и его заместителя К.Д.Бушуева.

          12 апреля - среда.

          В эту ночь нам спать практически не пришлось. На площадке № 2 спали только оба космонавта. Мы же не могли заснуть - не верилось, что именно сегодня состоится историческое событие 20 века. В четвертом часу боевой расчет прибыл на стартовую позицию, прибыл и С.П.Королев и перед строем всего боевого расчета напомнил об особой ответственности каждого номера расчета за четкое выполнение стартового графика подготовки ракеты и космического аппарата: “Честность прежде всего. Допустил ошибку - тут же доложи по команде. Наказания не будет. Без честности не может быть испытателя, не будет успеха”.
          И вот в ночной тишине по динамику громкой связи раздается голос А.С.Кириллова:
          “Всем службам полигона объявляется семичасовая готовность! Приступить к подготовке ракеты и корабля “Восток”!
          На стартовой площадке закипела работа. Жесткий предстартовый график закрутил всех. Подымаемся на “козырек” - нас обдувает прохладный ветерок, дышится свободно, хотя мы одеты в зимнюю одежду и унты. С ЦПУ В.Е.Стаднюк подает напряжение на борт космического аппарата и включает определенные системы согласно утвержденному графику подготовки космического аппарата. Над головным обтекателем, под которым расположен КА, нависает утренняя дымка. Приближается утро, на востоке посветлело и небо подернулось золотом. На верней площадке установщика окло спускаемого аппарата довольно прохладно. Началась заправка баков ракеты компонентами топлива. Ракета постепенно одевается в снежную “шубу” и нас окутывают белые облака конденсата из дренажей ракеты и образовавшейся снег белыми хлопьями сыплется на нашу площадку. Следим за точностью выполнения графика подготовки космического аппарата по второму дню, докладываем В.И.Ярополову о проделанных работах внутри спускаемого аппарата.
          Вдруг дверь кабины лифта открывается и появляется С.П.Королев и А.С.Кириллов, они подходят к люку спускаемого аппарата, по отдельности заглядывают внутрь спускаемого аппарата, затем отходят к отверстию в ферме обслуживания и посмотрели вниз котлована, перекрытого стальной сеткой. Начало светать, наступило утро. Степь стала оживать под лучами восходяшего солнца. В шесть часов на площадку поднялись О.Г.Ивановский и Н.П.Каманин для проверки шифра логического замка. На космическом аппарате, кроме дублирования всех систем, была предусмотрена возможность ручного управления спуском с орбиты. Данной системой в 1965 году воспользовался П. И. Беляев, летавший А. А. Леоновым, когда автоматика спуска с орбиты отказала. Но тогда был еще лишь первый пуск в мире с человеком и медики сомневались в правильности принятия решения космонавтом, оказавшимся один на один с невесомостью.
          Чтобы космонавт в возбужденном состоянии не включил тормозную двигательную установку (ТДУ) космического аппарата на спуск, нажав на пульте пилота особую красную кнопку, закрытую предохранительной крышкой, в кабине корабля на пульте управления был создан дополнительный пультик с кнопками (логический замок). Для включения ТДУ космонавт должен был нажать три из девяти кнопок в определенном порядке, а тормозная двигательная установка в то время включалась только один раз. Значение кода (цифр) знали только С.П.Королев, К.П.Руднев, Н.П.Каманин, которым ведущий конструктор передал акт об этой операции. Космонавт мог пользоваться этим кодом только на орбите, распечатав специальный конверт, если засветятся кнопки в определенном порядке.
          Объявляется трехчасовая готовность. На верхнюю площадку установщика медики для закладки питания - последняя операция перед посадкой космонавта. Питание закладывают на десять суток, так как в случае отказа ТДУ корабль возвратится на Землю, конструкция СА и высота полета позволит осуществить спуск за счет естественного торможения в верхних слоях атмосферы, но тогда Ю. А. Гагарину придется пробыть на орбите не 108 минут, а около десяти суток. Это был запасной вариант спуска с орбиты.
          Нам осталось находиться наверху не более одного часа. Стрелки часов стремительно приближались к двухчасовой готовности, когда должны прибыть космонавты. Тепловоз увозил пустые заправщики. Испытатели с ферм обслуживания вглядывались вдаль, на дорогу, ведущую к старту, откуда должен появиться автобус с космонавтами. “Едут! Едут!” - закричали во весь голос мы с самой высокой точки фермы обслуживания, увидев как по дороге, ведущей к старту двигался бело-голубой автобус. Автобус въехал на стартовую позицию - из него, поддерживаемый Е.А.Карповым вышел Ю.А.Гагарин и вступил на “нулевую” отметку стартового комплекса. Все зааплодировали, Ю. А. Гагарин, в ярко-оранжевом скафандре, подошел к членам Государственной комиссии и доложил, но слов мы не слышали, так как находились у спускаемого аппарата. К.П.Руднев, а за ним С.П.Королев и маршал К.С.Москаленко обняли и расцеловали Ю.А.Гагарина, и вот он в сопровождении ведущего конструктора О.Г.Ивановского направился к лифту, остановился на ступеньках около двери, где ждали его инженеры-испытатели В.И.Шаповалов и Ф.А.Востоков. Наше время пребывания у спускаемого аппарата заканчивается, пора уступать место специалистам, которые будут усаживать космонавта в кресло пилота и закрывать люк. В.И.Ярополов командует: “В бункер!” дверь кабины лифта открывается и на площадке появляется О.Г.Ивановский, Ю.А.Гагарин, Ф.А.Востоков. Выше нас на площадке находится кинооператор В.А.Суворов, чтобы запечатлеть посадку космонавта в корабль. В.Я.Хильченко жестом показывает нам : “Вниз!” Спускаемся на нулевую отметку и слышим команду: “Всем не занятым в работе покинуть стартовую площадку!” направляемся в служебное здание, где транслируются все команды и переговоры. Специалисты по скафандру с одной стороны, О.Г.Ивановский и В.Я.Хильченко с другой помогают Ю.А.Гагарину подняться по двум ступенькам приставочной площадке, закинуть ноги и лечь в кресло. Закончив размещение, прощаются с ним, желают успешного полета. Космонавт занял место в кабине и начал проверку систем корабля. По докладам понимаем, что все идет по графику. В половине восьмого С.П.Королев поинтересовался у Ю.А.Гагарина самочувствием. Казалось все идет согласно графика подготовки второго дня, но вдруг, когда до пуска осталось несколько десятков минут, случилось непредвиденное.
          Слесари-монтажники Н.И.Селезнев, В.В.Морозов и В.И.Шаповалов проводили заключительные операции на спускаемом аппарате, закрывали люк и вдруг слышим: “Нет КП-3! Нет КП-3 !” Это В.Е.Стаднюк докладывает В.И.Ярополову из пультовой бункера, что на ЦПУ один из трех транспарантов, сигнализирующий электрический контакт прижима крышки люка спускаемого аппарата не горит. Весь полигон замер в ожидании. Вдоль командного пункта нервно ходит С.П.Королев. Принимается решение: открыть люк спускаемого аппарата и повторно установить крышку. А до пуска остается совсем мало времени. В этой нештатной ситуации так замелькали моментные ключи слесарей- монтажников, что они сумели открыть и закрыть тридцать замков крышки люка и снова проверить ее на герметичность специальным приспособлением - “присоской”, работа эта происходила в момент, когда половина фермы обслуживания обхвата ракеты была уже отведена. Вот все с облегчением вздохнули - из пультовой по громкой связи слышим доклад В.Е.Стаднюка: “Есть контакт КП-3!”
          Объявляется 50-минутная готовность, С.П.Королев по связи успокоил Ю. А. Гагарина, что все идет согласно графика.
          Развести фартуки и опустить стрелу агрегата!” - раздалось из динамиков. Пора в бункер. По двадцати минутной готовности Н.П.Каманин и П.Р.Попович спустились в бункер и сообщили, что у Гагарина пульс - 64, дыхание - 24, мы же слышали стук собственных сердец, а пульс у нас, вероятно, зашкаливал за сотню. С эатаенным дыханием продолжаем слушать переговоры и команды.
          “Все стартовое, заправочное и вспомогательное оборудование стартовой позиции к пуску готово!” слышим команду по громкой связи. Ясно, остается около десяти минут до пуска. Встаем вдоль стен подземного коридора ближе к выходу, чтобы попытаться первыми выбежать и еще раз проводить Ю.А.Гагарина. Стрелки часов приближаются к решающей отметке. Зная, что сейчас как стрела, влетят Л.А.Воскресенский , А.С.Кириллов, С.П.Королев, стремительно пробегая 57 ступенек вниз, прижимаемся к стенке бункера. Стремглав влетая, С.П. Королев толкает меня и кричит: “ Вниз! Вниз!” Следует команда: “Минутная готовность!”
          Мы замерли в ожидании. Нервное напряжение достигло предела. В бункере наступает полная тишина, через минуту управление ракетой будет передано автоматике.
          - “Сброс ШО объекта!”
          - “ШО сброшен!” - докладывает Стаднюк.
          Замираем в ожидании и слушаем команды. Слышно гудение наземной аппаратуры, на пультах гаснут и вспыхивают разноцветные транспаранты. Нервы у всех напряжены до предела. В тишине звучат одна за другой команды руководителя стартовой службы А.С.Кириллова.
          “ Ключ на старт!” - Борис Семенович Чекунов поворотом специального ключа включает автоматику запуска ракеты. И, наконец, короткая, властная команда:
          - “Пуск!”
          - “Подъем!”
          - “Есть подъем” - в 9 часов 07 минут московского времени громко не докладывает, а кричит оператор центрального пульта управления ракеты Б.С.Чекунов.
          Освобождаются и расходятся в стороны фермы пусковой установки. От нарастающего гула двигателей бункер дрожит, закладывает уши.
          - "По- е- ха- ли- и- и!" - вырывается из динамика голос Юрия Гагарина.
          Когда мы выбежали из бункера, в лицо ударил яркий свет казахского апрельского солнца, а уши закладывал нарастающий рев удаляющей ракеты с космическим аппаратам и первым человеком на борту. Ракета медленно подымалась. Но вот она пола, все ускоряя и ускоряя свой разгон. Так в памятный день 12 апреля 1961 года над планетой поднялось утро космической эры! В эти минуты мы еще до конца не понимали всей масштабности события, участниками которого довелось нам стать. Это пришло позже. А в тот момент мы, завароженные, стояли у выхода из бункера и, задрав головы вверх, смотрели вслед улетающему Ю.А.Гагарину. У всех на глазах были слезы - слезы радости.
          Мне посчастливилось встречаться с Юрием Алексеевичем и в другой обстановке. 2 марта 1968 года он присутствовал на запуске шестого корабля из серии Л1 (“Зонд”), которые предназначались для облета Луны с двумя космонавтами на борту. Ракета носитель “Протон” отработала без замечаний, и космический аппарат, получивший официальное наименование “Зонд-4”, облетел Луну и сфотографировал ее. В этот период я был ведущим по данному комплексу. После пуска мы переехали на площадку № 2 в МИК, где прослушивалась вся информация о полете “Зонд-4” . Все руководство собралось в кабинете А.С.Кириллова. Ю.А.Гагарин расспрашивал об устройстве новых систем на “Зонде. Мы старались вместе с В. В. Рюминым, который в этот период был руководителем по электрическим испытаниям данного комплекса, рассказать все , что мы знали.
          Юрий Алексеевич был, как всегда, весел шутил, смеялся. Говорил, что готовиться к новому полету и обязательно добьется выполнения данной задачи, которая стоит перед ним. На прощание он взял мой альбом и под своей фотографией сделал надпись: “Солодухину Анатолию Николаевичу в память о 1961 г. Гагарин 2.03.1968 г.”
          Жаль, но это была моя последняя встреча с Юрием Алексеевичем. Побывав в полете один раз, он стал легендой при жизни. Он хотел слетать еще раз и готовился к этому. Немногие знают, что он был дублером В.М.Комарова, а когда произошла авария на “Союзе-1” 23 апреля 1967 года, рвался к нему навырочку на другом “Союзе”, который был подготовлен на 31 площадке и находился на старте.
          Ю.А.Гагарина не стало, но перед глазами вновь и вновь оживает образ первопроходца космоса, с именем которого связано начало новой эпохи в истории человечества. Вот что сказал о нем С.П.Королев: "Юра был настоящим русским парнем - честным и добросовестным, открытым и жизнерадостным, смелым и талантливым, дорожившим своим добрым именем и очень любившим людей".

         А.Н.Солодухин. Получено по электронной почте от автора 19 февраля 2001 г.



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2009. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 13.12.2009.