НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Мастер по ремонту на дом. Мелкий бытовой ремонт, сборка. Муж на час
monolitkompani.ru
RB2 Network

RB2 Network


Юрий Гагарин


Михаил ИВАНОВ. ЮРИЙ ГАГАРИН И РИХАРД ЗОРГЕ



         В жизни у меня было много замечательных встреч и знакомств, часто случайных и непредвиденных, но незабываемых. Возникали они, как правило, стихийно, в ходе командировок, иногда в период летнего отдыха, а чаще - в деловых поездках по нашей стране и за рубежом. Такой была и спонтанная встреча и знакомство с первым космонавтом нашей Земли - Юрием Алексеевичем ГАГАРИНЫМ.
         Это произошло в мае 1962 года во время приезда Гагарина с дружественным визитом в Японию после его знаменитого первого полета вокруг Земли. Я в то время был на дипломатической работе в советском посольстве в Токио. Для меня это была уже не первая поездка в страны Дальнего Востока, поэтому я довольно хорошо ориентировался в обстановке. Моя семья - жена Элла Александровна и тогда еще маленькая дочка Люба - жила со мной в Токио. Мы снимали городскую квартиру в районе Адзабу, что было удобно со всех точек зрения: близко к посольству, доступный комфорт и определенная свобода проживания и дипломатической деятельности.
         Говоря о свободе, я не имею в виду какие-то мои тайные действия. Просто мои личные и по службе знакомые из среды японцев и европейцев охотнее шли на общение в городе, чем на "казенной" территории посольства.
         О визите Ю. А. Гагарина в Японию мы, посольские работники, знали заранее и готовились, можно сказать, как к необычному событию. Кстати, оно таким и стало. Визитов представителей советской общественности в Страну восходящего солнца в те годы было еще сравнительно мало, значительно меньше, чем американцев, которые после окончания оккупации чувствовали себя в Японии как в своей вотчине.
         Визит Ю. А. Гагарина был из ряда вон выходящим явлением на волне тех дней. Первый полет человека в космос стал одним из "семи чудес XX века". Все в Японии с нетерпением ждали встречи с Колумбом космоса.
         Наступило утро 7 мая 1962 года. Погода стояла отменная, солнечная, воздух был до хрустального звона прозрачен. Отечественный лайнер "ТУ-104" с космонавтом Гагариным появился над столичным аэродромом Ханзда в точно назначенное время и приземлился безукоризненно. Широкого оповещения, увы, не было. Но достаточно было и одного короткого сообщения в одной из токийских газет о приезде Гагарина - и ликование вспыхнуло, подобно вспышке магния.
         Мы из советского посольства прибыли на аэродром к моменту приземления майора Гагарина почти в полном составе во главе с послом Федоренко Н. Т. Главным спонсором визита Гагарина было руководство Социалистической партии, выделившей для встречи господина Мацумото Сюничи - видного общественного деятеля.
         Посадка лайнера и неторопливый выход гостя и его обаятельной супруги были сопряжены с всеобщим вниманием и той волшебной на мгновение тишиной, какой в Японии встречают только чету монархов. Рядом у самолета собраны официальные лица японского МИДа и Канцелярии кабинета, представители парламента и политических партий, руководители Общества дружбы СССР - Япония, других общественных организаций, дипломаты и журналисты.
         Вот в дверях лайнера появляется хорошо знакомая всем фигура космонавта Юрия Алексеевича Гагарина с его неповторимой улыбкой. Прибывшие отвечают на первые дружеские возгласы встречающих: "Еку ирассяимаста!", "Добро пожаловать!", "Велкомс!" - на разных языках мира.
         Зажатые горячими объятиями встречающих, Юрий Алексеевич и Валентина Ивановна с трудом пробиваются в зал почетных гостей, где происходит первая из многих за эти дни встреча с прессой и общественностью. И вот первая приходящая на ум советскому космонавту импровизация о впечатлении о Японии:
         "...Япония из космоса виделась, как и вся Земля, очень маленькой, точно затерявшийся в океане Вселенной островок. А она, как я вижу, не такая уж маленькая". И в качестве рефрена: "Берегите нашу и вашу землю от тайфунов, от цунами, от войн!" - призывал Гагарин.
         После просьбы из зала: "Господин Гагарин, скажите на память по-русски какую-либо фразу-автограф" - десятки магнитофонов тянутся к нашему космонавту. Ответ не заставляет себя долго ждать: "Люди, я люблю вас. Будьте счастливы!" "А если по-серьезному,- добавляет Гагарин,- космос - это дело большое, ему, несомненно, принадлежит будущее..." И как бы в шутку добавляет: "Аригато! Банзай". Это первые слова, которые Юрий Алексеевич успел выучить перед визитом в Японию.
         Неделя пребывания Юрия Гагарина в Японии была до предела насыщена мероприятиями, начиная от поездок по достопримечательным местам страны до личных и групповых встреч.
         Юрий Алексеевич поднимался на трибуну парламента и на кафедры университетов, выступал в прямом эфире и перед членами Общества дружбы СССР - Япония. Особенно мне запомнилось посещение университета Васэда в Токио - одного из старейших и престижных учебных заведений страны. После яркого часового выступления о целях и путях освоения космоса, Юрий Алексеевич почти еще два часа вел творческую полемику о науке и сути поисковой деятельности человека, о советском общественном строе и интересах советских людей, о молодежи, образовании, спорте и еще о многом. Да как вел наш космический посол этот спор! Никакие "громыко" и "Шеварднадзе" не могли сравниться с дипломатическим искусством нашего космического героя. Он говорил в различных вариантах примерно следующее: прошлая вражда должна уступить место всесторонней дружбе между народами. Особенно опасно враждовать в космосе, где существуют безграничные возможности применения смертоносного оружия. Космос - один, и он должен служить всему человечеству.
         Программа визита Гагарина была перегружена до предела, и тем не менее наш космонавт находил возможность расширить ее такими дополнениями и подробностями, которые говорили о его широком кругозоре и любознательности. Наш посол Н. Т. Федоренко и его супруга не отставали от гостя буквально ни на шаг и создавали как бы колорит официального визита. Да и мы, дипломатб1, использовали всякую возможность быть поближе к визитерам и узнать как можно больше подробностей из их жизни. Мне и моей семье в этом отношении повезло. Я, как и все советские люди в то памятное время, был в восторге от нашей космонавтики, гордился ее успехами, конечно, не демонстрируя этого внешне. А вот моя жена и дочь, те не могли скрыть свой восторг и были вознаграждены Гагариным и его милой Валечкой.
         Буквально с первого часа, как только стало известно о полете Гагарина в космос, они собирали всю информацию (фото, стихи, отзывы) о полете и космонавте, в результате чего собрался уникальный фотоальбом. Вот с ним в руках они и прибыли к Гагарину, конечно, по его предварительному разрешению, в его резиденцию в гостиницу "ИмпериалОтель", чтобы показать альбом и получить автограф. Дерзкая выходка удалась, и на входной странице альбома ныне красуется надпись: "Милым: Элле Александровне, Любочке и М. И. на добрую память о замечательной встрече за хороший, старательно собранный альбом. С благодарностью, Ю. Гагарин".
         Мне, в свою очередь, хотелось что-то сделать для космонавта, и я организовал посещение одного из лучших в Токио фото-, киноателье фирмы "Минольта". По предварительной договоренности машина с Гагариным и Русяевым подъехала к ателье-универмагу за полчаса до закрытия. Последние покупатели уже покидали магазин, а новых не пускали. Гагарина провели через боковую дверь, и хозяева были готовы показать из своей продукции все самое лучшее. Были выставлены образцы первоклассной фото-, киноаппаратуры, полный набор принадлежностей. Всего не перечислишь. Когда зажгли полный свет, у Юрия Алексеевича разбежались глаза. Он тут же в шутку заметил, что постарается на свои представительские деньги (250 долларов) закупить весь магазин. С нескрываемым любопытством Гагарин брал то один, то другой аппарат, заглядывал в глазок, прицеливался через объектив и нажимал спусковую кнопку и восхищался без стеснения. А в это время хозяева, с разрешения Гагарина, фотографировали гостя и нас в разных видах. Пока шел осмотр экспонатов, хозяева фирменного универмага в знак особого уважения к гостю организовали загрузку многочисленных подарков специально вызванной для этой цели к магазину машины-полуторки. Когда Гагарин стал возражать, отказываться принять подарки, хозяева объяснили свою щедрость словами: "Нам это ничего не стоит. Когда покупатели узнают, что каждым из изделий пользуется первый космонавт Гагарин, в покупателях не будет отбоя". Это было здорово придумано японцами. Посещение универмага для хозяев оказалось хорошей рекламой.
         Реакция на визит Гагарина в Японию со стороны американцев была весьма сдержанной. Наши успехи в космосе в те годы не на шутку беспокоили США. Первый спутник Земли, первый космонавт, групповые полеты - были свидетельством наших успехов. Триумфальные поездки первого космонавта Гагарина по странам мира приносили нам известные престижные дивиденды. Американцы подумывали о том, как в условиях "холодной войны" поубавить наши успехи. Особенно их шокировала поездка Ю. А. Гагарина в Японию и другие страны Востока, и они подумывали о контрпропаганде. С этой целью на дни визита Гагарина в Японию был запланирован приезд на острова министра юстиции США Роберта Кеннеди - брата популярного тогда президента.
         Однако тщательно спланированная поездка министра США полностью провалилась. Успех Гагарина был настолько ошеломляющим, что визит Р. Кеннеди заметно потускнел. А когда он попытался накануне выступить с лекцией в университете Васэда, то был встречен протестующим свистом, антиамериканскими выкриками и гнилыми овощами. Кеннеди ничего не оставалось, как отказаться от выступления, ретироваться через черный ход и срочно вернуться в США. Наоборот, встреча Ю. А. Гагарина в Васэда, как уже говорилось выше, прошла с огромным упехом. Перевод на японский и русский языки вел наш лучший переводчик-драгоман Борис Лаврентьев, сумевший донести до аудитории весь аромат человеческого обаяния Гагарина. В заключение выступления в университете Васэда Юрий Алексеевич выразил надежду на то, что "...недалеко то время, когда в космос и на другие планеты Вселенной полетят обитаемые корабли и лаборатории, и в одних экипажах с русскими будут также японцы, американцы и представители других национальностей..." Последнее заявление былсГвстречено восторженной овацией.
         Визит близился к концу, когда Ю. Гагарин стал выяснять возможность полета на вертолете над Токио. Такой полет над Парижем окончился громким триумфом. Об этом мне поведал известный летчик-испытатель вертолетов Василий Петрович Колошенко. Во время авиационной выставки в Ля Бурже Ю. А. Гагарин уговорил командование разрешить ему подняться на советском вертолете, пилотируемом советским пилотом, и осмотреть Париж с воздуха. Так космонавт попал на этот экзотический полет и даже на короткое время "прорвался" к штурвалу. В пассажирском салоне вертолета находились, как это принято на авиавыставках, почетные пассажиры. Когда после посадки вертолета стало известно, что Ю. А. Гагарин вел вертолет, гости-пассажиры пришли в такое возбуждение, что едва не "растерзали" и не оборвали с космонавта всех мыслимых и немыслимых "сувениров" (очки, запонки, пуговицы).
         Визит первого космонавта СССР Ю. А. Гагарина в Японию подходил к концу. По общему признанию японской прессы и общественности, дни визита космонавта в Японию окрестили "неделей Гагарина", поскольку он был в эпицентре всех событий этих семи дней мая 1962 года. Визит завершался грандиозной пресс-конференцией с японской прогрессивной общественностью, журналистами и дипломатами. Юрий Гагарин, как всегда, был изобретателен и неутомим. Успех визита превзошел все ожидания. Под занавес пресс-конференции гостей много фотографировали, а они раздавали автографы, приглашали японцев в Москву.
         Поскольку в "Неделю Гагарина" я вложил в качестве советника посольства свой скромный вклад, наши дипломаты попросило меня к вечеру заглянуть в Тейкоку-хотеру ("Империал Отель"), ставшей резиденцией Ю. А. Гагарина на эти дни. На столе, естественно, стояла бутылка только что открытого армянского коньяка. Но разговор пошел о другом. Гагарину рассказали, что руководитель с японской стороны встречи - один из лидеров Соцпартии, Сюничи Мацумото, не раз спрашивал, почему в Советском Союзе совершенно забыто имя знаменитого советского разведчика Рихарда ЗОРГЕ, подвергшегося в годы войны казни в тюрьме Сугамо?
         Я не преминул воспользоваться случаем и самым подробным образом, в самых ярких красках рассказал о подвиге разведчика и его огромном вкладе в нашу победу над фашизмом. Юрий Алексеевич был захвачен этим рассказом. Вскочив и повернувшись к дипломатам, он горячо произнес: "Это замечательно! Надо немедленно действовать. Пожалуйста, закажите на мои 50 долларов венок с надписью: "Первому разведчику Рихарду Зорге - от космонавта Ю. А. Гагарина!" При этом космонавт добавил: "Я хочу лично возложить венок до отъезда из Токио". Такая поспешность, как нам показалось, была тогда неуместной, и нам едва удалось уговорить не делать этого сейчас, в первый приезд в Японию.
         Тогда Гагарин иронично, как он один только умел делать, выпалил: "Все вы - трусы. И ваш посол Федоренко - тоже трус! Вот вернусь я в Москву и доложу Никите Сергеевичу, каких дипломатов-трусов он держит в Токио..." На этом первый разговор с Гагариным о разведчике Зорге был окончен. О последующих событиях, связанных с историей советского разведчика Рихарда Зорге, читатель "ЧП" уже хорошо знаком.
         На следующий день Юрий Гагарин с женой и члены его делегации возвращались на том же советском лайнере на Родину. Как одно мгновение промчались семь дней и семь ночей на японской земле. Проводы и расставания всегда для друзей овеяны печалью, а при расставании на чужой земле - они еще более трогательны. Юрий Алексеевич, видимо, тоже с печалью прощался с нами, но, как всегда, шутил: "Мне очень понравилось у вас, в следующий раз приеду на целый месяц, проводить с семьей отпуск..." До свидания, Япония! До свидания, Юра Гагарин!
         "Сайионара, мата ирассяй... Гагарин-сан!" - так провожали его японцы.

         (c) Чудеса и приключения N 01/1995



Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2009. Энциклопедия "Космонавтика". Публикации.
Последнее обновление 13.12.2009.