НОВОСТИ  ФЕДЕРАЦИЯ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ИСТОРИЯ  СТАНЦИЯ МИР  ENGLISH

Ресурсы раздела:

НОВОСТИ
КАЛЕНДАРЬ
ПРЕДСТОЯЩИЕ ПУСКИ
СПЕЦПРОЕКТЫ
1. Мои публикации
2. Пульты космонавтов
3. Первый полет
4. 40 лет полета Терешковой
5. Запуски КА (архив)
6. Биографич. энциклопедия
7. 100 лет В.П. Глушко
ПУБЛИКАЦИИ
КОСМОНАВТЫ
КОНСТРУКТОРЫ
ХРОНИКА
ПРОГРАММЫ
АППАРАТЫ
ФИЛАТЕЛИЯ
КОСМОДРОМЫ
РАКЕТЫ-НОСИТЕЛИ
МКС
ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ
СПРАВКА
ДРУГИЕ СТРАНИЦЫ
ДОКУМЕНТЫ
БАЗА ДАННЫХ
ОБ АВТОРЕ


Заведи знакомства на ул Специалистов! Найди мгновенно! Регистрируйся
cpk31.ru
RB2 Network

RB2 Network


СОВЕТСКИЕ ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ
В КОСМОСЕ


28 мая 1999 года.
   

Что нового на страницах энциклопедии и в Internet.
Архив новостей.


        О том, что космическое пространство осваивалось не только в мирных целях, известно давно. Но о том, что в начале 60-х годов в космосе, так же как и на Земле, «грохотали» ядерные взрывы, сейчас как-то уже забылось. Если быть совсем точным, население нашей страны читало сообщения ТАСС об американских ядерных взрывах в космосе и о возмущении миролюбивой общественности в связи с этими испытаниями. То, что аналогичные испытания проводились и у нас, мы только догадывались, хотя об этом официально не сообщалось.

        Я хотел бы возвратиться к этой теме и рассказать о советских ядерных испытаниях в космосе, тем более, что сейчас удалось установить точные даты их проведения и выяснить некоторые, пусть и незначительные, подробности. Кроме того, эти эксперименты интересны с исторической точки зрения, как иллюстрация той грани, по которой все мы ходили в те годы и которую смогли не переступить.

        Серия испытаний получила в документах условное наименование «Операция «К» и была призвана исследовать влияние высотных ядерных взрывов на работу радиоэлектронных средств, в том числе, а скорее в первую очередь, на работу средств системы противоракетной обороны (система «А»).

        Операциями «К» руководила назначенная правительством Государственная комиссия в составе: председатель - генерал-полковник Александр Васильевич ГЕРАСИМОВ, замминистра обороны; научный руководитель - академик Александр Николаевич ЩУКИН; заместитель научного руководителя - генерал-майор Константин Александрович ТРУСОВ, зам начальника Четвертого Главного управления Министерства обороны.

        Первые два эксперимента были проведены 27 октября 1961 года («К1» и «К2»), три других - 22 октября, 28 октября и 1 ноября 1962 года («К3», «К4» и «К5»). К этому времени США провели аналогичные испытания в районе атолла Джонстона в акватории Тихого океана, но о них я намерен рассказать в следующий раз.

        В каждом эксперименте производился последовательный пуск с ракетного полигона в Капустином Яре двух баллистических ракет «Р-12», направленных в «центр обороны» системы «А» (полигон в Сары-Шагане), причем их головные части летели по одной и той же траектории одна за другой с некоторым запаздыванием друг от друга. Первая ракета была оснащена ядерным зарядом, который подрывался на заданной для данной операции высоте, а в головной части второй были размещены многочисленные датчики, призванные измерить параметры поражающего действия ядерного взрыва. Как я уже отметил, «основная партия» в экспериментах принадлежала системе ПРО и именно перед ней ставились основные задачи: обнаружить и сопровождать радиолокационными средствами вторую ракету (без ядерного заряда) и осуществить ее перехват противоракетой «В-1000» (Главный конструктор - Петр Дмитриевич ГРУШИН) в телеметрическом варианте (без боевой части).

        Высота подрыва ядерных зарядов составляла: в операциях «К1» и «К2» - 300 и 150 километров при мощности головной части в 1,2 килотонны. Высота подрыва ядерных зарядов в операциях «К3», «К4», «К5» - 300, 150, 80 километров соответственно при существенно больших мощностях зарядов, чем в первых двух операциях (300 килотонн).

        Кроме системы «А» в эксперименте участвовали специально привлеченные технические средства, сосредоточенные вдоль трассы полета баллистических ракет, здесь же работали ионосферные станции, производились запуски метеозондов и геофизических ракет. На всех радиоэлектронных средствах фиксировались нарушения их работы, вызванные ядерными взрывами.

        Информация об этих испытаниях до сих пор остается лишь косвенной. Официальные документы о них не опубликованы и вероятнее всего еще долго останутся закрытыми.

        Даты проведения испытаний удалось выяснить, воспользовавшись публикациями в американской серии «Nuclear Weapons Databook Working Papers».

        В отечественных публикациях мне удалось встретить только два упоминания об этих операциях.

        Главный конструктор системы противоракетной обороны (системы «А») Григорий Васильевич КИСУНЬКО в своей книге «Секретная зона» рассказал об «Операции «К», но его больше интересовала, что вполне естественно, работа системы ПРО.

        Вот выдержка из книги, где рассказывается о воздействии взрывов на работу аппаратуры:

        «Во всех указанных экспериментах высотные ядерные взрывы не вызывали каких-либо нарушений в функционировании «стрельбовой радиоэлектроники» системы «А»: радиолокаторов точного наведения, радиолиний визирования противоракет, радиолинии передачи команд на борт противоракеты, бортовой аппаратуры стабилизации и управления полетом противоракеты. После захвата цели по целеуказаниям от РЛС обнаружения «Дунай-2» вся стрельбовая часть системы «А» четко срабатывала в штатном режиме вплоть до перехвата цели противоракетой «В- 1000» - как и в отсутствие ядерного взрыва.

        Совсем другая картина наблюдалась на РЛС обнаружения метрового радиодиапазона «Дунай-2» и особенно ЦСО-П: после ядерного взрыва они ослеплялись помехами от ионизированных образований, возникавших в результате взрыва».

        А вот что пишет Борис Евсеевич ЧЕРТОК в своей книге «Ракеты и люди. Фили - Подлипки - Тюратам» о последнем испытании в серии, который был произведен в день, когда на космодроме Байконур шла подготовка к запуску автоматической межпланетной станции к Марсу:

        «1 ноября [1962] был ясный холодный день, дул сильный северный ветер. На старте шла подготовка к вечернему пуску. Я забежал после обеда в домик, включил приемник, убедился в его исправности по всем диапазонам. В 14 часов 10 минут [здесь и далее время московское] вышел на воздух из домика и стал ждать условного времени. В 14 часов 15 минут при ярком солнце на северо-востоке вспыхнуло второе солнце. Это был ядерный взрыв в стратосфере - испытание ядерного оружия под шифром «К-5». Вспышка длилась доли секунды.

        Взрыв ядерного заряда ракеты «Р-12» на высоте 60 километров [фактическая высота подрыва заряда была 80 километров] проводился для проверки возможности прекращения всех видов радиосвязи. По карте до места взрыва было километров 500. Вернувшись быстро к приемнику, я убедился в эффективности ядерного эксперимента. На всех диапазонах стояла полнейшая тишина. Связь восстановилась только через час с небольшим.

        Пуск по Марсу состоялся в 19 часов 14 минут».

        На этом, в принципе, можно было бы поставить и точку, но я хочу поставить многоточие, в надежде, что когда-нибудь смогу вернуться к вопросу о советских ядерных взрывах в космосе и рассказать во всех подробностях о каждом из них.



Copyright © 1999 Александр Железняков.

Под эгидой Федерации космонавтики России.
© А.Железняков, 1997-2014. Энциклопедия "Космонавтика".
Последнее обновление 22.12.2014.